Петрович (n_petrovich) wrote,
Петрович
n_petrovich

Categories:

Терминология оппортунизма

Едва ли не основной задачей коммунистов, как известно, является борьба за объективную истину, очищение ее от всего того нагромождения идеалистического хлама, в который ее запутывают разного рода буржуазные псевдоученые. Одним из методов, при помощи которых буржуазия замазывает объективную истину, является использование соответствующего наукообразного языка. Особо четко использование данного метода прослеживается, к примеру, в буржуазной политологии и социологии. Как известно, буржуазия отрицает наличие объективных законов развития общества, а следовательно, обществоведение как науку заменяет наукообразными дисциплинами, понятийный аппарат которых представляет нагромождение громоздких, понятных только узкому кругу "посвященных", определений вроде "концептуальная гомогенизация гетерогенных процессов" (и это подлинный термин из вузовского курса по "политологии"). 

Задача у буржуазии здесь проста - показать самым широким массам даже на уровне фразеологии, что общественные отношения, политика - вещи настолько сложные, что "непосвященному" их не понять. А вот понять их может, дескать, только узкая группа "политологов", этот понятийный аппарат освоившая. Львиная доля времени обучения на "политолога" в вузе тратится именно на овладение этим наукообразным языком, а не на обучение научному мышлению, что "политологу" и вовсе не нужно. Его задача - не выяснение объективной истины, я ее сокрытие.

Но есть тут и другая сторона вопроса. Этот язык - лакмусовая бумажка, по которой с легкостью определяется тот, кто на деле отстаивает интересы именно буржуазии. Очень хорошо это прослеживается на примере разного рода оппортунистических организаций, маскирующихся под коммунистические. Чем дальше они заходят в своем оппортунизме, тем запутанней становится язык их деклараций. Это и понятно.Нужно маскировать свой оппортунизм и одновременно пытаться выглядеть серьезно, прям как буржуазные "политологи".

Вот, к примеру, отрывок из последнего "Постановления 2-го съезда" "Левого Фронта", наравне с РКРП-РПК входящего в состав "Рот-Фронта". Жирным выделил наиболее очевидные случаи подмены понятий.

«стратегической задачей левых сил, выступающих за восстановление демократической классовой альтернативы капитализму и диктатуре, является дальнейшая интеграция во имя создания сильной и дееспособной политической организации, которая сможет выступать организатором массового социального движения и серьезным субъектом социально-политической борьбы на национальном уровне. Левый Фронт видит себя одной из основных частей формирующейся антикапиталистической альтернативы, и ставит своей задачей на ближайший период создание единой организации (партии) совместно с представителями других левых движений России, которая стала бы полюсом притяжения, как для активистов социальных движений, так и вообще для массы людей левых взглядов, которые сегодня не видят для себя возможности участия в политической жизни страны. Главный вопрос исторического момента – создание активистского ядра массового левого движения. Левый Фронт видит свою историческую миссию в том, чтобы способствовать этому процессу, который может развиваться как на базе уже существующего объединения (партия РОТ ФРОНТ), так и на иной организационной основе, из которой должна вырасти будущая левая партия, способная организовать вокруг себя трудящееся большинство страны, и отстаивать его интересы. Сам процесс формирования такой организации требует проведения широких кампаний по важнейшим социальным и политическим вопросам. Только в ходе реализации таких кампаний может быть заложен фундамент действительного единства левых сил. В нынешних условиях важнейшими вопросами, требующими немедленного ответа со стороны левых, являются антисоциальные реформы режима (ФЗ-83, увеличение продолжительности рабочей недели, рост тарифов и т.д.), а также национальные предвыборные кампании, в ходе которых левые должны предложить обществу программу радикальных перемен, новых публичных лидеров и стратегию преодоления тотального кризиса, в котором оказалась Россия».

Как мы видим, четкий язык коммунистов здесь намеренно заменен языком буржуазной "политологии", используемым для запутывания масс. Так, если коммунисты открыто и честно говорят о необходимости ДИКТАТУРЫ пролетариата, то для оппортунистов слово "диктатура" представляется чем-то негативным. А вот слово "демократия", наоборот, в полном соответствии с традицией буржуазной политологии (у которой в хвосте плетутся оппортунисты), есть понятие позитивное, противопоставленное "диктатуре". Вот и появилась "демократическая классовая альтернатива диктатуре".

Дальше мы видим замену слова "партия", создание которой как АВАНГАРДА пролетариата считают необходимым коммунисты, расплывчатым словосочетанием "политическая организация", а это уже совсем необязательно партия. И уж, тем более, не авангард, а всего лишь "субъект социально-политической борьбы" и "полюс притяжения". Заметим, не классовой борьбы, а "социально-политической". А такой вполне является, к примеру, борьба той же мелкой буржуазии против своих более успешных конкурентов.

В лучших традициях терминологии буржуазной лженауки и словосочетание "антикапиталистическая альтернатива". Как известно, реальная "антикапиталистическая альтернатива" одна. Это коммунизм. Левофронтовские же теоретики бояться этим словом испугать своих буржуазных хозяев, а потому используют такой термин, который можно понять и как коммунизм, и не как коммунизм.
Столь же обманчив и оборот про "историческую миссию". О ней чаще всего говорит как раз буржуазия: "модернизация", "либерализация", "демократизация" и прочие "миссии". А у коммунистов есть лишь цели и задачи. Вполне конкретные и столь же четко сформулированные. 
Далее мы видим уже давно известную подмену. Это когда слово "пролетариат" заменяется словом "трудящиеся". А уж в эти "трудящиеся" вполне может войти любой капиталист, который тоже, по своему, "трудится". 
В словосочетании "антисоциальные реформы" можно четко увидеть предположение, что раз есть "антисоциальные", то есть и "социальные" реформы, которые, с точки зрения оппортнистов, вполне даже "прогрессивны".

Последнее предложение прям-таки будто списано из программы любой открыто-буржуазной партии. Тут и "радикальные перемены" (непонятно в какую сторону), и "публичные лидеры" (не пойми какого класса интересы представляющие), и "тотальный кризис" (непонятно какой природы), и, наконец, переживания за судьбу буржуазной России, в этот "кризис" попавшей. 

В общем, оппортунизм в практике и теории незамедлительно сказывается и на фразеологии оппортунистов. Они начинают использовать такие термины, задача которых не выявление и обозначение объективной истины, а ее максимальное сокрытие. С этой целью термины, имеющие вполне конкретное значение, заменяются такими, у которых значение точно не определено. На смену терминам приходят идеологемы (слова, используемые буржуазией для манипуляции сознанием) и псевдонаучные определения.
Коммунисты же выполняют прямо противоположные задачи. Не затуманивают, а выявляют объективную истину. А потому им не нужны идеологемы и разного рода термины, предполагающие двоякое толкование. Двух противоречащих друг другу объективных истин не бывает. Потому не бывает и двух разных терминов для ее обозначения. Именно в максимальном исключении таких терминов из своего языка и состоит коренное отличие коммунистов от разного рода буржуазных идеологов. 
 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments