Петрович (n_petrovich) wrote,
Петрович
n_petrovich

Categories:

Анти-Кургинян (часть 1)

Недавно мне поступило предложение по аналогии с моим «Анти-Кураевым» написать что-то подобное против Кара-Мурзы. Однако, с моей точки зрения, гораздо более необходимо в данный момент разгромить широко разрекламированное в последнее время политическое течение под условным названием «кургинянство». Если Кара-Мурза – это, так скажем, рядовой историк, анализирующий общественные процессы с точки зрения философского идеализма, то Кургинян развил бурную политическую активность, спекулируя на коммунистических лозунгах.

В основе своей взгляды и Кара-Мурзы, и Кургиняна – это философский идеализм. Однако последний на их основе сформулировал политическую платформу, на которой создано общественное движение «Суть времени».
Изложена данная политическая платформа в «Манифесте» (http://eot.su/manifest ). На основе этого манифеста нам предстоит с диаматических позиций проанализировать сущность «кургинянства».

Начинается «манифест» с введения, в котором обозначен ряд принципов. Наиболее важен для нашего анализа первый из них.
 «Принцип №1. Все мы относимся к краху СССР как к личной трагедии. Ответственные за этот крах силы лишили нас нашей Родины. Это особенно ясно теперь, когда всё те же силы стремятся добить до конца Россию, используя буквально те же приемы, которые позволили им организовать крах СССР.(…)
Разрушенный Советский Союз живет в наших сердцах. И поскольку он в них живет – СССР может быть восстановлен.
Способность хранить в сердце то, что исчезло в реальности, – главная предпосылка реванша. Да, именно реванша – мы говорим о нем и только о нем.
Реванш – это осознание горечи поражения и готовность к победе. Только это и ничего больше.
Мы переживаем крах СССР как поражение своего народа и свое личное поражение. Но мы не капитулировали. Мы готовы продолжить борьбу и победить».

По стилю все это похоже на писания одного известного исторического деятеля. Он тоже в свое время «потерял страну», которая проиграла в войне и от которой оторвали ряд территорий.  Правда, закончил этот исторический деятель плохо, застрелиться пришлось. А потому труп облили бензином, да сожгли во дворе Рейхсканцелярии.

Но отбросим риторику автора. В конечном счете, любое историческое сравнение хромает. Как марксистов, нас интересует сущность взглядов, то есть то, отражением интересов какого класса они являются.

Кургинян сожалеет о «крахе СССР». СССР, как известно, первое в мире социалистическое государство и мы, коммунисты, тоже, безусловно, сожалеем о его крахе. Но сожалеем мы с Кургиняном по-разному.Он говорит о том, что некие «силы» нас «лишили Родины». При этом ни «силы» не называются, ни что такое «Родина» не объясняется. Типичная демагогия, не имеющая ничего общего с наукой.

Коммунистов же отличает от всех остальных политических сил именно научный, диаматический подход, рассматривающий все явления общественной жизни, во-первых, с материалистических позиций и, во-вторых, в движении и противоречиях. Последовательное применение диаматического подхода в общественной науке привело Маркса к созданию классовой теории. Следовательно, при рассмотрении любого общественного явления следует выявить, прежде всего, классовую расстановку сил.

Так, при рассмотрении явления «крах СССР», следует, в первую очередь, рассмотреть классовую сущность СССР. Не вдаваясь глубоко в данный вопрос, СССР – это первое в мире социалистическое государство, образовавшееся вследствие взятия политической власти рабочим классом, который установил диктатуру пролетариата, экспроприировал буржуазию, обобществил средства производства и организовал производство на основе научного планирование. Народы, вошедшие в СССР, присоединились к Союзу добровольно. Условием этого объединение была победа национального пролетариата над национальной буржуазией практически на всей территории бывшей Российской империи. Абсолютно логично, что победивший пролетариат разных национальностей объединился для противостояния мировой буржуазии в одно государство, то есть в общую диктатуру пролетариата.

 
Однако, если бы мы на этом остановились, то оказались бы последними метафизиками, рассматривающими явление вне движения и противоречий. А потому мы останавливаться не будем. Сущность социализма как первой и низшей стадии коммунизма состоит в том, что он сочетает в себе коммунистические начала (обобществление и плановое производство) с буржуазными пережитками (товарно-денежные отношения). Антагонистические классы (пролетариат и буржуазия) уничтожаются, но остаются неантагонистические – рабочий класс и колхозное крестьянство. Товарно-денежные отношения постоянно рождают капитализм, и до тех пор, пока они не уничтожаются сознательной политикой победившего рабочего класса, остается возможность их расширения, что неминуемо ведет назад к капитализму. Такой процесс возврата к капитализму был начат в послесталинский период пришедшими к власти оппортунистам во главе с Хрущевым.

К моменту «краха СССР», хоть власть все еще формально находилась в руках советского рабочего класса через его партию (КПСС), но эта КПСС по уши погрязла в оппортунизме и перестала быть научным авангардом рабочего класса. Кроме того, фактически сформировался класс советской буржуазии – партийная бюрократия сросшаяся с руководителями советских предприятий, а с 1988 года – советские бизнесмены. Именно они в 1991 году и совершили контрреволюционный переворот, в результате которого власть перешла к классу буржуазии, который уничтожил общественную собственность на средства производства (созданные рабочим классом) и сосредоточил их в руках немногих частных лиц. Рабочий класс превратился в класс наемных рабов, вынужденных работать на капиталиста, который присваивает результаты их труда.
Таким образом, не абстрактные кургиняновские «силы», а конкретный класс капиталистов; не «лишил Родины», а присвоил созданные и принадлежавшие рабочему классу средства производства.

На понятии «родина» остановимся более подробно, поскольку с этим вопросом все предельно запутано. Во-первых, понятие «родина» - это не научный термин, а идеологема, то есть термин с размытым значением и эмоциональной окраской. Каждый под этим понятием понимает что-то свое. Кто-то «берёзки да рябины»,  кто-то «армию и флот», а кто-то вообще что-то другое. Однако, раз понятие есть, значит кто-то и для чего-то его придумал. Так вот исторически это понятие возникло вместе с формированием национальных рынков и национальных государств, что было определенным этапом развития капитализма. Если при феодальном строе люди идентифицировали себя по признаку служения господину (подданный такого-то), то в процессе формирование национальных рынков и государств правящий класс разделил людей на «нации». А территорию проживания людей одной «нации» назвал «родиной» или «отечеством».

И хотя никаких объективных противоречий или интересов у «наций» нет (они есть у классов одной нации), но противоречий между капиталистами разных наций в силу конкуренции – навалом. А разрешают такие  противоречия капиталисты, как правило, силой оружия. При этом, в силу своей малочисленности, дерутся друг с другом не самостоятельно, а руками своих трудящихся масс. И чтоб задурить этим массам голову, чтоб убедить их, что они проливают кровь, не охраняя прибыль капиталиста, а, якобы, и за свои интересы, буржуазия внедрила в массовое сознание идеи о необходимости «защиты Отечества». То есть исторически «родина» или «отечество» - это то место, где находится собственность правящего класса; а их охрана – это охрана как раз этих капиталов. Поскольку у пролетарских масс капиталов нет, и они лишь продают свою рабочую силу, постольку Маркс в «Коммунистическом манифесте»  написал, что у пролетариев нет отечества.

В результате Октябрьской революции, пролетариат взял в свои руки политическую власть и средства производства. То есть у пролетариата появилось то, что нужно защищать, - социалистическое отечество, родина.
После буржуазной контрреволюции 1991 года рабочий класс снова лишился родины, лишившись собственности на средства производства. То есть сейчас у пролетариев снова отечества нет.

Казалось бы, Кургинян говорит ровно то же самое – «лишились Родины». Но это только на первый взгляд. Уже из следующего предложения видно, что нынешняя капиталистическая Россия, то есть то пространство, все средства производства на котором принадлежат господам капиталистам, для Кургиняна тоже «родина», которую хотят разрушить «те же силы». Фактически, получается, что для него социалистическая родина и капиталистическая родина – это одно и то же. А это неверно, поскольку класс у власти сменился, собственник поменялся.

Ранее, защищая отечество, советский человек защищал общенародные средства производства, общественное богатство от класса капиталистов. Теперь же защита отечества – это защита интересов правящего класса капиталистов, защита их собственности от посягательств других капиталистов.

По поводу «тех же сил». Мы выяснили, что СССР был «разрушен» классом капиталистов (пусть даже внутренним капиталистам помогли внешние капиталисты – сути дела это не меняет).  Разрушен он был именно потому, что буржуазия хотела советскую собственность обратить на собственное обогащение. Естественно, между разными группами буржуазии постоянно идет непримиримая борьба за собственность. За действиями тех или иных государств, якобы, «против России», скрывается борьба разных группировок империалистической буржуазии друг с другом. Эти группировки ничем ни лучше и ничем ни хуже друг друга. Российская буржуазия, стремящаяся к захвату белорусских предприятий ничем не лучше, американской буржуазий, которая не прочь бы завладеть нефтяными компаниями российских капиталистов.

Российского пролетариата эта их борьба друг с другом не касается никаким боком. Ведь перейди завод, к примеру, от русского буржуя к американскому, он бы эксплуатировал пролетариев точно так же, то есть ровно в такой мере, в какой этого требуют законы капиталистического производства, если он, конечно, не окажется клиническим идиотом. Поэтому единственно верная позиция пролетариата в войне между империалистами, в зависимости от ситуации, - либо штык в землю, либо превратить войну империалистическую в гражданскую и направить оружие против своих же капиталистов.

Так что картина получается совсем другой. Советский Союз разрушили капиталисты. Теперь же они грызутся друг с другом, но пролетариев эта борьба не касается, поскольку нет у них родины. Её отняли капиталисты. Таким образом, у Кургиняна верна лишь одна фраза – «лишили Родины» - если взять эту фразу в отрыве от других и убрать слово «нас», поскольку среди «нас» были и те, кто родину приобрел, то есть капиталисты.

Учитываю всю ту антинаучную ерунду, которую наговорил Кургинян уже в первых двух предложениях, вполне можно предположить, каким образом предполагается совершить «реванш», то есть восстановить СССР. Раз у него «родина социалистическая» и «родина капиталистическая» - одно и то же, только вторая слегка «деформирована», то восстановление СССР, надо полагать, - это расширение нынешней «капиталистической родины» до границ СССР. Открыто он об этом не говорит. Но это только ПОКА. Поехали дальше.

Далее следует первая глава. На ней остановимся подробно. Начинается все, в принципе, с верных тезисов. К примеру:

«Двадцать лет назад антикоммунизм и антисоветизм стали официальной идеологией новой постсоветской России.
Двадцать лет назад было заявлено, что распад СССР является не катастрофой, а освобождением России от чудовищных оков советизма. И возвращением в лоно мировой цивилизации. То есть в капитализм».

Никаких возражений. Прям «бальзам на раны»… был бы, если б мы не знали, что за «фрукт» Кургинян. А вот дальше мы видим фразы, никак не вяжущиеся с его кажущимся «марксизмом».

«Ведь проект под названием «капитализм» оказался, мягко говоря, очень трудно совместим с Россией как историко-культурной личностью».

Как говорится, дьявол - в деталях. Та риторика, которую, на первый взгляд, можно принять за марксистскую, никак несовместима с подобными фразами. Что это за «проект капитализм»? Капитализм – это общественно экономическая формация, а не «проект», который можно «построить» или «свернуть». Что это за «историко-культурная личность» под названием «Россия»? Царская Россия – это, как известно, тюрьма народов, абсолютно дикое для Европы начала ХХ века государство, в котором дискриминировались целые этнические группы, а крестьяне едва ли не через год питались лебедой. Советская Россия – совсем другое, а именно государство победившего пролетариата.  Нынешняя Россия – третье. В общем, здесь мы видим традиционное для «ученого» Кургиняна пренебрежение общественной наукой.

И только как беспрецедентную наглость данного деятеля можно расценить его примазывание к Ленину:

«Об этом достаточно убедительно говорил Ленин в своей ранней работе «Развитие капитализма в России». Но об этом же говорили противники Ленина из лагеря почвенников. И тоже достаточно убедительно».

Врёт Кургинян. Нигде учёный, в отличие от Кургиняна, Ленин такой чуши не писал. Ни о России как личности, ни о принципиальной несовместимости России и «проекта капитализм». Но дальше еще «интереснее».

«Впрочем, дело не в том, кто именно и что говорил по данному поводу. Дело в исторической практике. Буржуазия Российской империи складывалась веками. И выдвинула из своих рядов выдающихся политиков и общественных деятелей. Но в решающий момент, после Февральской революции, эта буржуазия проявила потрясающие безволие и бездарность. За полгода она проиграла все. Ее поведение коренным образом отличалось от поведения буржуазии французской, английской и даже немецкой или итальянской.
Отличия были столь разительны, что неизбежно встал вопрос о причинах такой несостоятельности класса, которому история предоставила все мыслимые и немыслимые возможности».
Крах российской буржуазии после Февральской революции обернулся крахом страны, которую большевики с огромным трудом спасли от окончательной гибели. И ведь как спасли? Проводя радикально антибуржуазную политику. То есть, отказавшись от сращивания исторической России с буржуазностью. Обнаружив какой-то непреодолимый тканевый барьер между этой самой буржуазностью и Отечеством.
Большевикам было некогда. Они не имели возможности ломать перья, объясняя, почему либо капитализм, либо Россия. И классический марксистский аппарат не позволял им философски осмыслить подобное «либо-либо». Ведь, согласно этому аппарату, любая страна должна пройти период капиталистического развития».

Итак, по поводу буржуазии и того, почему она себе так повела после Февральской революции. Применение научного подхода в данном вопросе позволяет нам сделать следующие выводы. Классовая борьба между пролетариатом и буржуазией – это неотъемлемая часть развития капитализма во всех странах. В этой борьбе классы находятся в неравных условиях. У буржуазии – вся мощь капиталистического государства с его армией и полицией, буржуазная наука, пропаганда и прочие рычаги. У пролетариата – лишь собственные руки, способные как трудиться, так и кидать булыжник.
Однако во второй половине 19 века ситуация меняется. У пролетариата появляется научная теория – марксизм. С ее помощью стихийная ранее борьба обретает научное содержание, то есть то, что способно привести пролетариат к победе над буржуазией, поскольку позволяет ВЕРНО анализировать объективную реальность и разрабатывать ВЕРНУЮ стратегию и тактику.

Но само по себе наличие теории еще не означает однозначную победу. В силу своего тяжелого положения при капитализме, в силу того, что он фактически лишен возможности получить образование (у него нет на это ни времени, ни средств), пролетариат своим сознанием неспособен подняться выше экономической борьбы, то есть выше борьбы с буржуем за увеличение своей зарплаты и сокращение рабочего дня. Превратить эту борьбу в политическую борьбу с буржуазией, в борьбу за отстранение буржуазии от власти и строительство коммунизма способны лишь передовые интеллигенты. Именно они создают коммунистическую партию, несут марксистскую научную теорию в пролетарские массы, разрабатывают стратегию и тактику и организовывают эти массы на борьбу с буржуазией.

У класса же буржуазии, несмотря на всю его мощь, есть ряд серьезных слабых мест. Во-первых, это отсутствие собственной научной теории развития общества. Даже сейчас, спустя полтора столетия после открытий Маркса, буржуазия не изобрела целостной общественной науки. Разного рода «социологии» и «политологии» - не в счет, поскольку они не представляют собой систему объективных законов, а потому науками не являются. Отсутствие науки означает невозможность выработки верной стратегии и тактики. Во-вторых, это постоянная грызня друг с другом разных конкурирующих буржуазных группировок как внутри страны, так и на международной арене. Буржуи настолько увлечены борьбой друг с другом, что способны проморгать уничтожение самих себя как класса.

Именно это и произошло в Российской империи. У пролетариата был авангард – партия большевиков, которой руководили люди с высочайшим уровнем научно-теоретической подготовки – Ленин, Сталин, Свердлов, Дзержинский, Фрунзе и др. Именно эта партия в постоянной борьбе с оппортунизмом разработала победоносную стратегию и тактику пролетарской классовой борьбы.

Русская же буржуазия, в силу конкурентной среды, такого авангарда иметь не могла в принципе. Хотя у нее было несколько партий. Кроме того, буржуазия ввязалась в империалистическую войну против своих немецких и австрийских конкурентов. Отягощалось ее положение массой феодальных пережитков, существовавших при царизме и мешавших развитию капитализма в России. Получив власть в феврале 1917 года, класс буржуазии продолжил свои внутриклассовые разборки как внутри страны, так и на фронтах первой империалистической. Чем и воспользовалась большевистская партия, отстранив этот класс от власти.

Таким образом, ответ на кургиняновский вопрос, «почему так получилось?» довольно прост. В силу ряда объективных и субъективных причин в конкретно-исторический момент силы пролетариата оказались больше сил буржуазии. Это заслуга большевиков, а не «несовместимости России с капитализмом».

Переходим к вопросу о том, что «спасали» большевики. Про то, как коммунисты понимают такие термины как «страна», «родина» или «нация», я уже написал чуть выше. В свете этого, тезис о том, что большевики, дескать, «спасали страну» выглядит абсурдно. Коммунисты мыслят классовыми категориями. Цель у них была не «спасти страну», а избавить в мировом масштабе как можно больше пролетариев от гнёта капитала. Что они и сделали в масштабах Российской империи за небольшим исключением. Получилось бы с Польшей, Германией, Венгрией, Финляндией – сделали бы и там. Но, к сожалению, не получилось.

Еще раз повторим. Вплоть до периода хрущевского оппортунизма СССР рассматривался большевистской партией как плацдарм для освобождения пролетариев в мировом масштабе. Менялась лишь тактика.

Никакого «непреодолимого барьера между Россией и буржуазностью» большевики никогда не ощущали. Эту чушь придумал Кургинян. Большевики собирались строить коммунизм и руководствовались при этом вплоть до смерти Сталина научной марксистской теорией. «Несовместимой» с капитализмом Россию СДЕЛАЛИ именно большевики, осуществив Октябрьскую революцию. Без их целенаправленной работы в этом направлении никакой объективной «несовместимости» не было. Чуть позже большевики сделали «несовместимой» с капитализмом Прибалтику, а еще чуть позже – и всю Восточную Европу.

Как мы видим, в наши дни Россия вполне себе «совместима» с капитализмом. Он прошел стадию первоначального накопления и перешел в монополистическую, империалистическую стадию. И «совместима» с капитализмом она будет до тех пор, пока не появится новая коммунистическая партия с уровнем научно-теоретического развития не ниже большевистского и не организует пролетариат на свержение власти капиталистов.

Откровенно врёт Кургинян и в последнем процитированном абзаце. Не стояло перед большевиками вопроса «либо капитализм, либо Россия». Был лишь вопрос «капитализм или социализм», но он был решен еще Марксом, открывшим объективный закон смены формаций. Этот закон, видимо, господину Кургиняну неизвестен. Плохо он учил марксизм-ленинизм в вузе или же плохие ему попались учителя.

Согласно этому закону, смена формаций происходит революционным путем. Успех или неуспех революции зависит от классовой расстановки сил, о чем я писал чуть выше. Капитализм в Российской империи вполне себе был, развивался и перешел в империалистическую стадию. Сам же Кургинян ссылался на ленинскую работу «Развитие капитализма в России». Ссылался, да, видимо, саму работу не читал.

НИГДЕ ни Маркс, ни Ленин не писали такой чуши, будто капитализм должен развиться до определенного «конца», и только в этом «конце» можно совершить социалистическую революцию. Момент этой революции зависит от ряда субъективных и объективных факторов. Среди субъективных – степень организованности класса, среди объективных – кризис капитализма. Такой момент сложился в России в 1917 году. И именно благодаря «марксистскому аппарату», а не желанию «спасти Россию», большевики прекрасно понимали, что такой момент настанет и к нему надо готовиться, то есть создавать тот самый субъективный фактор.

Продолжает Кургинян свои рассуждению по этому вопросу и дальше. Правда, делает это все так же антинаучно.

«Большевики как раз и заявили, что Россия этот период уже прошла – худо-бедно, но как-то. В каком смысле прошла? Почему прошла?
Большевики не давали по этому поводу вразумительного ответа и не могли его дать».

Если господин Кургинян не понимает ответа на эти вопросы, то это не значит, что таких ответов не давали большевики. В принципе, большевистскую позицию я изложил в комментариях к предыдущему абзацу. Никакого «прошла» в марксистской теории нет. Нет там никакого «запрета» «трогать» капитализм, пока он не достиг определенного уровня развития. Тем более, что российский капитализм к 1917 году находился на высшей, империалистической стадии развития.

Далее автор вновь возвращается к своему абсолютно антинаучному идеалистическому тезису о «несовместимости России с капитализмом».

«Двадцать лет назад Россия снова закрутила роман с капитализмом. На этот раз с еще более катастрофическими последствиями, нежели в феврале 1917 года. При этом катастрофа Февраля, она же катастрофа несостоятельности тогдашней буржуазии как господствующего политического класса, длилась чуть более полугода. Теперешний роман новой постсоветской России с новым капитализмом длится двадцать лет. За эти двадцать лет капитализм не создал ничего, а разрушил все.
Наши противники обвиняют в этом Россию, которая лишь имитирует согласие на брак с капитализмом. А на самом деле по-прежнему культивирует в себе сосредоточенную и упрямую антибуржуазность.
А раз так, говорят наши противники, то нужны любые, самые радикальные средства побуждения России к капитализму. Да-да, еще более радикальные, чем ранее. Десоветизация на манер денацификации, внешнее управление. Если надо, то и расчленение. Все это – для вящей славы капитализма».

Создается впечатление, что господин Кургинян вообще не понимает, что такое «капитализм». Для него это не естественная стадия развития человеческого общества а какая-то «рубашка»: хочу - одеваю, хочу – не одеваю. Вот «не подходит» России эта «рубашка» и всё тут.

Дело же обстоит совсем иначе. При капитализме существует два основных класса – пролетариат и буржуазия. Эксплуатация первого есть условие обогащения второго. Класс буржуазии является господствующим, то есть обладает всей полнотой политической власти. При этом он составляет абсолютное меньшинство населения.

Врёт Кургинян в том, что «капитализм не создал ничего». Для себя класс капиталистов создал много чего. Свое государство, свою армию, свою полицию, роскошь, в которой он теперь живет. Другое дело, что при капитализме ухудшилось положение самых широких масс. Ну так оно и ДОЛЖНО БЫЛО ухудшиться. Класс капиталистов в классовой борьбе одержал победу над рабочим классом и отобрал у него средства производства. Так что никакого «романа с Россией» не было. Был очередной эпизод классовой борьбы, о которой скрытый апологет буржуазии Кургинян предпочитает не упоминать.

Нет никакой «антибуржуазности» России. Есть капитализм, который развивается по определенным объективным законам абсолютно везде. Естественно, что это развитие имеет местные особенности. К примеру, в нашем случае такой особенностью были избыточные для капитализма производительные силы, которые были созданы при социализме и были для условий социализма нормальны. Разрушение этих избыточных производительных сил имело место абсолютно во всех странах, где социализм сменился капитализмом. К таким производительным силам относятся не только заводы и фабрики, но и рабочая сила.  Потому-то и уменьшилось население. Так вот это разрушение ошибочно принимается Кургиняном за некую «нелогичность» российского капитализма, который свидетельствует, якобы, о его «несовместимости» с Россией. На самом же деле, все логично. Буржуазия сделала ровно то, что диктуют ей объективные законы развития капитализма. И она будет продолжать это делать до тех пор, пока пролетариат ей не даст пинка под зад.

Абсолютно безосновательно и утверждение, будто капиталистическое развитие России может привести к «внешнему управлению» и «расчленению России». Не для того капиталисты власть брали и общенародную собственность делили, чтоб отдавать ее другим капиталистам. А вот агрессивных войн со стороны российского империализма избежать вряд ли удастся.

В конце данной главы Кургинян, вроде как, делает правильный вывод:

«Нам нужен теоретический аппарат, позволяющий ответить честно на вопрос о сути и перспективах капитализма. А значит и о том, в чем состоит вывод России из нынешнего ее кошмарного состояния? В том, чтобы любой ценой капитализировать страну, – или в чем-то другом?
Исследуем капитализм с предельной научной честностью, опираясь на тот аппарат, который учтет все: и объективные достижения западного капитализма, и крах антикапиталистического СССР, и унизительный кошмар последнего капиталистического двадцатилетия».

Вроде, правильные слова. Да только дело в том, что, судя по рассуждениям Кургиняна, марксизм он отвергает, несмотря на то, что постоянно о нем говорит. Он мыслит ненаучными категориями буржуазной политологии: «народ», «страна», «родина» и пр. А потому слова о «научной честности» из уст Кургиняна способны вызывать лишь ухмылку. Кургинян уже, во введении и первой главе, продемонстрировал в полной мере, что его идеи не имеют к научной добросовестности никакого отношения. А вот кто действительно был научно честен, так это Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин – все, кто анализировал общество с научных, диаматических позиций. Кургинян же, будучи, наверняка, знаком с научным марксистским методом, изобретает «велосипед» в интересах класса буржуазии. Цель одна – увести массы от подлинно научного понимания развития общества. Ну, посмотрим, как у него это получится…
Продолжение следует.
Tags: Анти-Кургинян, оппортунизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 166 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →