?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: наука

Красный карнавал

Именно так можно назвать действо с громким названием "Марш Антикапитализм-2013". Уже который год будет веселить народ разношерстная публика центре Москвы, размахивать красными флагами с громкими названиями своих "партий", выкрикивать бестолковые и непонятные лозунги. Не зря буржуазные власти из года в года, поломавшись для приличия, подобные действа разрешают, дабы наглядно продемонстрировать массам что такое современное "левое движение". А левачки, с методичностью идиотов, играют в буржуазные ворота, из года в год выходя на улицы с одинаково тупыми буржуазными лозунгами. Вот что они родили в этом году:

"Организаторы акции считают, что в сложившейся "системе ценностей" бессмысленно сотрясать воздух о честных выборах, социальных гарантиях и прочем.. На смену одному президенту придёт другой, и ситуация не изменится.
Единственным спасением страны является уход от сложившейся системы неофеодального капитализма.

Основные требования:
"Долой власть капитала, даёшь власть большинства!", "Вся власть Советам!", "Одно решение - самоуправление", "За науку, прогресс, образование, справедливость!", "Знание не товар!""


То есть, по сути, организаторы даже не считают, что капитализм должен быть уничтожен. Их вполне бы устроила бы ликвидация нынешней модели российского капитализма. Причем, наравне с национал-патриотами они грезят "спасением страны". Классовый вопрос, вопрос о диктатуре пролетариата подменен аморфной "властью большинства". А раз так, то и лозунг "Вся власть Советам!" превращается в лозунг буржуазный, поскольку Советы, как органы "большинства", выбранные этим большинством, вполне могут оказаться орудием буржуазии.
Апогей тупости - лозунг про самоуправление, которое само по себе является неким "решением" не пойми чего. Как понимают "науку и прогресс" подобные бездари - одному чёрту известно.

Оправдания маршу глупости под красными флагами быть не может. К глупости в своих рядах коммунисты непримиримы. Нет у коммуниста права быть глупым.
Не раз натыкался на левацкий аргумент, дескать, "пусть все это несовершенно, но мы хотя бы заявляем, что коммунисты есть, а это само по себе привлечет к нам людей". Вы, господа оппортунисты, подобными выходками привлекаете только глупцов, невежд и умственных лентяев. Буржуи таких не боятся, они над ними лишь смеются.
Что делает человека коммунистом? Научное мировоззрение. Но мировоззрение не может являться научным, если человек не освоил марксистский диалектический метод. А вот с освоением этого метода у большинства тех, кто называет себя «коммунистами» – беда. Речь идет даже не об откровенных оппортунистах, являющихся открытыми противниками линии «Прорыва», а о тех, кто к «Прорыву» вполне лоялен, и даже считают себя сторонниками журнала.

Дело в том, что многими марксизм «освоен» лишь посредством «усвоения» выкладок марксизма по вопросам политики и экономики. Такие «марксисты» освоили советские (пусть даже хорошие, сталинские) учебники по историческому материализму, прочитали основополагающие работы Ленина. Некоторые даже очень неплохо освоили «Капитал». Однако основные философские работы классиков марксизма, такие как «Диалектика природы», «Анти-Дюринг», «Материализм и эмпириокритицизм», да даже «Философские тетради» Ленина, возможно, были ими прочитаны, но не усвоены, не поняты. А ведь именно в этих трудах сформулирован марксистский диалектический метод.

Вот и складывается парадоксальная ситуация. Работы классиков по политике и экономике являются лишь ПРИМЕРОМ применения диалектического марксистского метода  в соответствующих областях. Эти примеры и приемы, использовавшиеся классиками марксизма,  вполне можно усвоить. Можно даже «по аналогии» применять их к современным явлениям и иногда получать верные выводы. Однако изучение этих примеров и приемов еще не означает овладения марксистским диалектическим методом. 

Такое поверхностное понимание диалектики (а поверхностное понимание означает непонимание) приводит к тому, что поддержка «Прорыва» по вопросам, политики, экономики, тактики и стратегии коммунистического движения оборачивается критикой позиции журнала, когда речь заходит, к примеру, о философских основах теории относительности или о диалектическом методе. И вот тут оказывается, что те, кто еще недавно поддерживал линию «Прорыва», в философских вопросах оказываются в лагере противников «Прорыва», то есть в лагере оппортунистов. В силу не владения языком диалектики, им оказывается  понятен лишь язык формальной логики,  физики и математики, на котором сторонники эйнштейновской ТО ее защищают. Но они не в силах понять, что эта защита идет с позиций не диалектики, а ПОЗИТИВИЗМА, то есть махизма.

Вообще, неискушенный в диалектике человек довольно легко может спутать махистский позитивистский (идеалистический) подход с марксистским, диалектическим. Дело в том, что позитивисты очень умело маскируются под материалистов. 
Вот есть такое понятие как «опыт». Оно знакомо каждому еще из школьного курса естественных наук. Все помнят опыты на уроках химии и физики. Но что такое «опыт», с точки зрения марксистской диалектики? Это один из способов получения представления об объективной реальности. Причем это представление может оказаться как верным, так и неверным. В объективной реальности действуют наиболее общие законы развития (законы диалектики).  В таком случае, когда мы сопоставляем полученные опытным путем данные с диалектическими законами, учитываем эти законы при анализе полученных данных, наше опытным путем полученное представление об объективной реальности будет верным. То есть мы получим представление (ощутим), как законы диалектики работают в определенных формах материи. Однако, если не сопоставлять полученные опытным путем данные с законами диалектики, то наше отражение объективной реальности будет неверным. 

Чем выше уровень развития производительных сил, чем совершеннее научный инструментарий, тем больше свойств материи мы можем познать опытным путем. Но знание законов диалектики и применение диалектического метода позволяет еще ДО того, как такие свойства установлены опытным путем, сделать безошибочный вывод о характере этих свойств.

Позитивизм же трактует опыт иначе. С точки зрения позитивиста, наше представление об объективной реальности, наш опыт ее познания и есть сама объективная реальность. Проще говоря, все то, что находится за гранью опыта, не существует. Невозможность в данный момент установить что-то опытным путем означает для позитивиста либо отсутствие этого, либо принципиальную непознаваемость. При помощи опыта, говорят позитивисты, мы получаем представление об окружающей среде, но о том, что за гранью опыта, мы представления получить не можем, пока не ощутим (естественно, при помощи опыта). То есть объективная реальность ставится в зависимость от наших ощущений. Позитивисты, не заявляя об этом прямо, не признают материю существующей объективно и не признают объективных законов ее развития. Позитивистский (махистский) подход вполне допускает, что «опытным путем» может быть установлено нечто такое, что будет не соответствовать диалектическим законам.

Вот образец типично позитивистского рассуждения из комментариев к моему посту «Диалектический метод и естественные науки». Некто под подходящим ником «casualvisit0r» (что можно перевести как «небрежный посетитель»), судя по всему, физик), пишет следующее:

"Например, современная теор. физика рассматривает электрон как неделимую и бесструктурную частицу. И иначе она делать не может, потому что до сих пор нет НИКАКИХ экспериментальных указаний на "делимость" электрона"».

Получается, что современная физика рассматривает электрон как неделимую частицу исключительно потому, что нет ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ данных о том, из чего он состоит. Но эксперимент суть опыт. Опыт – суть отражение сознанием определенных свойств материи. Но материя развивается по определенным законам, имеет определенные фундаментальные свойства. Среди таких свойств – бесконечность. Проще говоря, нет ничего такого, что не имело бы составных частей. В свое время было открыто, что вещества состоят из молекул, а молекулы – из атомов. Из чего состоят атомы – еще не было известно. Позитивист в то время должен был утверждать, что раз экспериментальных данных о составных частях атома нет, то его нужно рассматривать как «неделимую и бесструктурную частицу». Но для диалектика было очевидно обратное, и практика вскоре лишь подтвердила, что атом тоже имеет составные части.

Здесь стоит подробнее остановиться на отличии понятия «практика» от понятия «опыт». Многие маскирующиеся под марксистов позитивисты рассуждают следующим образом. Дескать, раз практика – критерий истины, а практики не может быть без опыта, то все, что за гранью опыта находится за гранью практики; если что-либо не установлено опытом, то это не существует.

Ошибка позитивистов - в отождествлении опыта и практики. Марксистский тезис о практике как критерии истины означает то, что познание (процесс движения от относительных истин более низкого порядка к относительным истинам более высокого порядка) неотделимо от практики. Ничего не стоят те «истины», которые оторваны от практики, которые на практике не подтверждаются. 

Правда, здесь по вопросу о неделимости электрона позитивисты могут парировать. Дескать, «а ведь на практике не подтверждается делимость электрона, наоборот, практика говорит о том, что не установлены частицы, из которых он состоит». И это будет очередной подменой понятий от господ позитивистов. Ведь фундаментальные свойства материи и законы диалектики выведены из ПРАКТИКИ, а не являются умозрительными. Поэтому утверждение о существовании составных частей электрона взято не «с потолка», а из самой что ни не есть практики. Именно практикой установлена истинность законов диалектики.

К сожалению, изучающие марксизм по БСЭ «коммунисты» оказываются неспособны отличить позитивизм от марксистской диалектики. У тех, кто поумнее, хватает мозгов отсидеться в стороне. Кто еще умнее – изучает диалектику, а пока полагается на научный авторитет «Прорыва». Но некоторые товарищи с открытым забралом бросаются в бой, на защиту позитивизма, думая, что защищают диалектику. 

Увы, но в этой последней группе оказался и тов. frazier1979. С упорством, достойным лучшего применения, он взялся защищать позицию г-на casualvisit0r. Напомню, что этот господин отметился в ЖЖ лишь одной статьей, в которой языком физики и формальной логики объяснил суть теории относительности. Этот язык тов. frazier1979 понимает довольно хорошо, в отличие от языка диалектики. На объяснение того, каким конкретно образом Эйнштейн в своей теории применил диалектический метод, автор даже не претендовал. От этого вопроса физики-махисты бегут, как черти от ладана.  А вот доказать, что автор стоит на позициях махизма, а не марксовой диалектики, как раз не составляет труда. Так, он пишет:

«Единственный способ опровергнуть СТО логически - показать неверность ее исходных положений - постулатов Эйнштейна». 

Уже отсюда видно, что автор не стоит на марксистских диалектических позициях. Ведь для диалектика, чтобы доказать неверность теории, достаточно доказать игнорирование этой теорией законов диалектики. Касательно ТО это прекрасно сделали Подгузов и Петрова в «Прорыве». Автор не зря обращается именно к логике, а не к диалектике.  Только тов. frazier1979 это проморгал.  Он не понял, что неверность положений какой-либо теории подчас невозможно (в силу отсутствия соответствующего инструментария) установить опытным путем. Но такую неверность может однозначно установить, если доказать, что игнорируются диалектические законы.

На махизм автора указывает то и дело повторяемое им и выделяемое заглавными буквами словосочетание «экспериментальный факт». Эксперимент – суть опыт, то есть отражение человеческим сознанием определенных свойств объективной реальности. Но эти свойства могут быть отражены как верно, так и неверно. Однозначный критерий неверности – это несоответствие полученных данных законам диалектики. Если некто при помощи эксперимента «открыл», что где-то законы диалектики не действуют, то тут не законы отвергать надо, а данные эксперимента пересматривать.

Вообще, экспериментальный метод не стоит абсолютизировать. Следует помнить, что экспериментальные данные зависят от уровня научного развития экспериментатора, а этот уровень, в свою очередь, - от уровня развития производительных сил. Так, древний человек, смотревший на небо, при помощи доступных ему экспериментов, используя доступный ему инструментарий (зрение), делал вывод о плоской форме Земли и о вращении Солнца вокруг Земли. 
Так где же, интересно, тов. frazier1979 увидел у автора «диалектический» подход? Да, видимо, вот в этой фразе:

«Кстати, когда Эйнштейн создавал СТО, этот факт (постоянство скорости света – Петрович) ЕЩЕ НЕ БЫЛ УСТАНОВЛЕН ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО».

  
Никакого другого «примера», якобы, применения диалектического метода Эйнштейном автор не приводит. Однако, как было сказано выше, к экспериментальному методу следует относиться очень аккуратно. Сам факт того, что о существовании чего-либо был сделан вывод ранее экспериментальной проверки, сам по себе ни о чем не говорит. Он не исключает ошибки. Ведь вполне возможно, что вывод эксперимента окажется противоречащим законам диалектики. А вот противоречит или не противоречит постоянство скорости света, точнее, постулат о том, что «скорость луча света не зависит от того, "испускается ли этот луч света покоящимся или движущимся телом"» законам диалектики, автор почему-то не разъясняет.

В то же время не нужно быть физиком, чтоб определенные противоречия с диалектикой здесь увидеть. 
Энгельс в «Диалектике природы» характеризует ньютоновское притяжение и центробежную силу так: «пример метафизического мышления, проблема не решена, а только поставлена, и это преподносится как решение». Разве не точно так же метафизически подходят к проблеме Эйнштейн и казуалвизитор вслед за ним?  У них есть некие данные эксперимента, но какова причина такого явления? Я не специалист в ТО. Возможно, casualvisit0r, переврал Эйнштейна, который, на самом-то деле, установил причину такого положения дел. Правда, сильно в этом сомневаюсь. Особенно в свете того, что Петрова в вышеуказанной статье со ссылками на цитаты Эйнштейна показала, как он с махистских позиций рассуждает о пространстве и времени. Развернутую же критику статей Петровой и Подгузова до сих пор никто не дал. Оно и понятно. С позиций диалектики это невозможно, а критика с позиций позитивизма будет разоблачена в 6 секунд.

В многочисленных спорах с яростными защитниками ТО я неоднократно просил своих оппонентов показать, как именно Эйнштейн применил диалектический метод при формулировании ТО. НИ ОДИН до сих пор не опубликовал ни одной статьи по этому поводу. Следовательно, либо диалектика сочетается с ТО, как минимум, с большим трудом. Либо же, что физики-эйнштейнианцы понятия не имеют о том, чем отличается марксистский диалектический метод от махизма. 

В ходе дискуссий по данному вопросу не раз высказывалось мнение, что, дескать, не стоит ругаться друг с другом по данному вопросу, поскольку этот вопрос вторичный; дескать, коммунисты «выставляют себя дураками», когда «лезут в физику» и  «отрицают то, что признано всем научным сообществом».

Так вот нет! Этот вопрос не вторичный, а самый что ни на есть первоочередной. Только человек, абсолютно не разбирающийся в марксизме, не понимает что все эти споры – это не борьба коммунизма с физикой, а борьба идеализма с материализмом, а, если точнее, позитивизма с марксистской диалектикой. Это очень хорошо прослеживается хотя бы на том, кто на какой стороне оказывается. Ни одного более-менее авторитетного марксиста не оказалось в лагере защитников ТО. Зато оппортунистической мрази – пруд пруди. 

Практика показывает, что именно в дискуссиях по этой теме всплывают серьезные методологические проблемы у тех, чьи понимание марксизма могло показаться ранее весьма неплохим. И если эти товарищи не будут уделять достаточно внимания добросовестному изучению марксистской диалектики, то в скором времени окажутся в лагере оппортунистов и по другим вопросам. Единственная гарантия от сползания в оппортунистическое болото – это овладение диалектическим методом. Поэтому с кропотливого изучения именно философских работ классиков следует начинать марксистское самообразование. Это самое сложное, но и самое важное дело. 

Отличительная черта любого оппортуниста – это серьезные пробелы в марксистском образовании. Так, в ходе бурной дискуссии по поводу ТО Эйнштейна, имевшей место несколько месяцев назад в ЖЖ, ряд критиков «Прорыва» обнаружили полнейшее непонимание такого важного вопроса, как отношение марксистского диалектического метода к естественным наукам. Высказывалась такая точка зрения, будто диалектический метод – отдельно, а естественные науки – отдельно. Дескать, «нечего диаматикам со своим философствованием лезть в физику».
Вот как выразился по данному вопросу ЖЖ-пользователь rezerved:
«Именно с методологией (понимаемой как «прикладная логика», то есть одна из философских дисциплин) у Подгузова особенно плохо. Никакой методологически подкованный философ не станет вторгаться со своим философствованием в область прикладной науки, тем более – смешивая сплошь и рядом в рассуждении философские категории и физические термины, а порой искажая и те, и другие до степени обыденных слов с нечётко определённым значением - так, как это делает Подгузов. Это грубейшая логическая ошибка».
«У философа своя сфера, у физика – своя. У каждого из них свой язык. Материалист-диалектик никогда не станет указывать учёному, что и как делать в науке, а тем более, на каком языке изъясняться, пока тот его об этом не попросит».
Данная позиция является абсолютно антинаучной и антимарксистской. 
Начнем с того, что обозвав методологию «прикладной логикой», критик Подгузова расписался в своем антимарксизме. Марксисты понимают метод как способ подхода к явлениям окружающей действительности. Упрощенно говоря, метод – это совокупность приемов исследования. Метод научен лишь тогда, когда он отражает объективные законы самой действительности. Марксистский диалектический метод, опирающийся на наиболее общие законы развития объективной реальности и мышления, является подлинно научным методом познания действительности. Не является методология ни «прикладной логикой», ни «одной из философских дисциплин».


Логика находится в подчиненном отношении к методологии, поскольку не принимает во внимание, к примеру, ложность посылки, на которой основываются дальнейшие утверждения. Так, среди нынешних «коммунистов» есть масса людей, которые владеют формальной логикой. И «прикладывают» они её, вполне логически выстраивая свои оппортунистические рассуждения. Но владение логикой отнюдь не является критерием научного мышления. Умение мыслить научно есть владение и умение применять на практике марксистский диалектический метод.
Ну а что касается «одной из философских дисциплин», то подобная формулировка маскирует общий характер методологии, ставит ее в один ряд с некими другими «дисциплинами».
Теперь о соотношении диалектического метода и естественных наук. Здесь нам необходимо обратиться к работе Энгельса «Диалектика природы». Эту работу господа оппортунисты, видимо, изучить не удосужились. А зря. Если бы читали, то, возможно, им стало бы понятнее, о чем писал Подгузов, говоря, к примеру, о бесконечности и движении. Последнее, кстати, Маркс называл «абсолютным методом».
Ну да ладно. В рамках данной работы я не собираюсь заниматься толкованием мыслей Подгузова или дразнить эйнштейнианцев. Моя задача – разъяснить марксистское понимание того, что такое диалектика и диалектический метод, и какое место по отношению к естественным наукам все это занимает.
Итак, является ли диалектика наукой и что она изучает?
Энгельс отвечает на это вопрос вполне однозначно. Он определяет диалектику как науку о наиболее общих законах всякого движения; наиболее общих законах природы и мышления. Общих – означает имеющих силу как для движения в физической природе, в человеческой истории, так и для движения мышления. При этом он подчеркивает, что естествоиспытатели открывают лишь формы проявления этих законов. Следовательно, диалектика является абсолютной необходимостью для естествознания.

Что же это за диалектические законы? Энгельс выделяет три:
- закон перехода количества в качество и обратно;
- закон взаимного проникновения противоположностей;
- закон отрицания отрицания.

Все эти законы являются реальными законами развития природы, то есть действуют независимо от нашего сознания абсолютно во всех областях естественных наук. То есть призыв «не лезть с диалектикой в физику» по сути означает лишь призыв при исследовании определенных форм материи игнорировать общие законы развития материи.
Давая развернутое разъяснение  закона перехода количества в качество, Энгельс показывает, каким образом пусть даже неосознанное применение этого закона давало практический результат в естественных науках:

"Закон перехода количества в качество, и обратно. Закон этот мы можем для своих целей выразить таким образом, что в природе могут происходить качественные изменения — точно определенным для каждого отдельного случая способом — лишь путем количественного прибавления, либо количественного убавления материи или движения (так называемой энергии). Все качественные различия в природе основываются либо на различном химическом составе, либо на различных количествах или формах движения (энергии), либо — что имеет место почти всегда — на том и другом. Таким образом невозможно изменить качество какого-нибудь тела без прибавления или отнимания материи, либо движения, то есть без количественного изменения этого тела".
Как пример использования данного закона Энгельс приводит периодическую систему Менделеева.
«Mенделеев показал, что в рядах сродных элементов, расположенных по атомным весам, имеются различные пробелы, указывающие на то, что здесь должны быть еще открыты новые элементы. Он наперед описал общиe химические свойства одного из этих неизвестных элементов,—названного им экаалюминием, потому что в соответствующем ряду он следует непосредственно за алюминием, — и предсказал приблизительным образом его удельный и атомный вес и егo атомный объем. Несколько лет спустя Лекок-де-Буабодран действительно открыл этот элемент, и оказалось, что предсказания Менделеева оправдались с незначительными отклонения- экаалюминий воплотился в галлий».
Остановимся подробнее на том, что же такое диалектический метод и откуда он взялся.
Диалектический метод возник не на пустом месте. Его появление было следствием развития науки. Пока естественная наука не выходила из рамок механики, она довольствовалась метафизическим методом. Неизменность категорий начала исчезать с развитием химии и физики, открывших молекулы, атомы, взаимное превращение элементов друг в друга. Причем открытие молекул и атомов было сделано именно мышлением, а не при помощи микроскопа. Это тоже пример применения диалектического метода.
Предмет диалектики естествознания – движущееся вещество. Диалектический метод состоит в том, что различные формы и виды вещества познаются через движение. Только в движении обнаруживаются свойства тел. Из форм движения вытекают свойства движущихся тел. Вот что пишет Энгельс:
«Взаимодействие — вот первое, что мы наблюдаем, когда начинаем рассматривать движущуюся материю в целом с точки зрения современного естествознания. Мы наблюдаем ряд форм движения: механическое движение, свет, теплоту, электричество, магнетизм, химическое сложение и разложение, переходы агрегатных состояний, органическую жизнь, которые все — если исключить пока органическую жизнь — переходят друг в друга, обусловливают взаимно друг друга, являются здесь — причиной, там — действием, причем совокупная сумма движений, при всех изменениях формы, остается одной и той же (спинозовское: субстанция есть causa sui (причина самого себя – авт.), выражает прекрасно взаимодействие). Механическое движение превращается в теплоту, электричество, магнетизм, свет и т. д., и обратно. Так в естествознании подтверждается то, что говорит Гегель (где?), что взаимодействие является истинной causa finalis (конечная причина – авт.) вещей».
Рассматривание всех явлений в движении, по сути, и есть краеугольный камень диалектического метода. Мыслящий диалектически, понимает относительность и изменчивость категорий, понимает движение не столько как механическое перемещение, а как изменение качественных и количественных характеристик. Естествоиспытатель, если он стоит на диалектических позициях, занимаясь какой-либо формой материи, не может рассматривать ее вне связи с другими формами.
Противопоставляет диалектическому методу Энгельс метод индуктивный. Последний лишь указывает на существование определенных явлений, но не дает исчерпывающего научного объяснения, почему так происходит. Как пример индуктивиста он приводит Ньютона, лишь указавшего на существование земного притяжения, но не объяснившего его физическую природу, не решившего проблему. Плодом индукции был и, к примеру, «теплород».

Глупейшая мысль – будто специальные науки исследуют нечто такое, чего не касаются диалектические законы. Когда Ленин в «Материализме и эмпириокритицизме» говорил, что «мы далеки от мысли касаться специальных учений физики», он имел в виду, что не дело философов, к примеру, изучать траектории движения элементарных частиц. Но когда физики начинают игнорировать законы диалектики, когда добытый ими эмпирический материал, в силу непонимания ими диалектических законов, приводит физиков к ложным выводам (к примеру, когда они начинают заниматься поиском некой конечной элементарной частицы, которая ни на что больше не делится), задача диалектиков – указать на эти ошибки. Ведь, по сути, физики таким образом «вторгаются» в область философии. Если они заявляют о наличии неделимых частиц, невозможности преодолеть скорость света, возникновении материи из ничего, то есть таком движении, которое возникло само по себе, а не было передано, или просто занимаются поиском некоей начальной точки движения, то это и есть те самые гносеологические выводы, которые противоречат законам диалектики и которым философы обязаны дать отпор.
Нет и не может быть таких открытий, которые, якобы, свидетельствуют «в пользу идеализма». Воду на мельницу идеализма льют лишь гносеологические выводы физиков, игнорирующих законы диалектики.
Так что в данном случае классики марксизма дают однозначный ответ. Естествоиспытатели обязаны владеть диалектическим мышлением, знать диалектические законы, то есть наиболее общие законы, по которым развивается их предмет исследования. Игнорирование этих законов ведет естествоиспытателей в тупик. Только сознательно или бессознательно применяя диалектический метод, естествоиспытатель способен не просто поставить, но и решить проблему.
Философам же, причем под философами в марксизме понимаются исключительно материалисты-диалектики, вовсе не обязательно лезть  в тонкости специальных физических теорий, поскольку философы имеют дело с гносеологическими выводами, которые непременно делаются из каждого физического открытия.
Однако оппортунисты из числа «физиков» в данном вопросе часто всё ставят с ног на голову. Они утверждают, что именно физика имеет приоритетное право в описании объективной реальности. И поскольку диалектика свои законы выводит из данных естественных наук и физики, в том числе, то, если открытия физики противоречат диалектическим законам, то тем хуже для этих законов. 
Что здесь можно ответить господам «физикам»? Да то, что физика занимается исследованием лишь определенной области материи, а не всей материей в целом. Диалектика же формулирует свои законы, основываясь на данных ВСЕХ естественных наук. То есть эти законы по отношению к любой отдельно взятой естественной науке имеют общий характер. Таким образом, если какой-то физик или целая группа физиков трактует полученные ими данные так, что они противоречат законам диалектики, то со стопроцентной уверенностью можно утверждать, что неправы именно эти физики. Ведь в противном случае и другие естественные науки должны добыть некие данные, противоречащие диалектическим законам. Причем не просто добыть, а еще и опровергнуть все предыдущие достижения науки.
История науки наглядно демонстрирует именно обратное. А именно, что поросячий восторг некоторых исследователей по поводу опровержения ими законов диалектики и неспособность диалектиков объяснить открытое явление в данный момент в исторической перспективе заканчивается победой диалектиков. Что не мудрено, поскольку диалектические законы есть законы самой природы и в любом случае пробивают себе путь через человеческие заблуждения. 
Все наши дискуссии по поводу последней статьи Подгузова регулярно сводятся к перепалкам, а, по сути, к топтанию на месте и повторению одних и тех же аргументов. Я понял, почему это всё происходит, а потому решил зайти с другой стороны, поскольку попытки «штурмовать вопрос в лоб» себя полностью исчерпали. Они безрезультативны для всех сражающихся сторон. Итак, тезисно.

1. Сама острота дискуссии по вопросу о ТО говорит о том, что проблема есть, и при этом проблема серьезная. Эта дискуссия возникла не сегодня, она активно шла еще в сталинские времена. Вот тут товарищ дал ссылку на источники http://flinn22.livejournal.com/83772.html .

2. Каждому марксисту очевидно, что в борьбе разных направлений в науке отражается борьба классов.  Эта борьба выражается в противостоянии материалистических и идеалистических направлений.

3. Научная дискуссия по ТО в сталинском СССР тоже, несомненно, была отражением борьбы классов. Вопрос лишь в том какая из противостоящих сторон последовательно стояла на материалистических позициях – «эйнштейнианцы» или «антиэйнштейнианцы». Если теория Эйнштейна является подлинно материалистической, то ее противники, безусловно, оказываются в антинаучном лагере. Если нет, то наоборот. Но для выяснения этого вопроса, действительно, нужно глубоко изучить данную дискуссию и аргументы сторон, для чего у меня банально нет необходимого объема знаний. Но таких знаний и желания подробно и глубоко изучить вопрос нет и у моих противников, они тоже эту дискуссию не изучали. Поэтому спор идет на довольно абстрактном уровне и аргументация используется, по большей части, косвенная. Повторюсь, НАУЧНОЕ понимание вопроса отсутствует у всех участников дискуссии.

4. Однако имеет смысл выяснить, как обстоят дела с косвенной аргументацией, которой в той или иной форме все стороны пользуются. Итак, почему мне ближе именно позиция «антиэйнштейнианцев», а не «эйнштейнианцев».

Первым  аргументом является тот факт, что критика ТО в сталинском СССР велась вполне открыто, и советское руководство создавало для этого все условия. Правда, в борьбе со своими противниками эйнштейнианцы уже тогда пытались использовать административные рычаги (см. http://grano-ivan.livejournal.com/104496.html#cutid1 ). Данный факт, как минимум, во-первых, свидетельствует о том, что отношение к теории Эйнштейна в сталинском СССР в научном сообществе, по крайней мере, было неоднозначным.  Во-вторых, советское руководство понимало важность проблемы и максимально способствовало выяснению объективной истины по данному вопросу. В-третьих, если бы тогдашнему советскому руководству (научно-теоретический уровень которого был уж всяко повыше уровня нынешних критиков Подгузова)  была очевидна бредовость претензий к эйнштейновской теории, то никакой дискуссии быть бы не могло. Антинаучные направления в сталинском СССР не приветствовались. 

Второй аргумент. В сталинское время данная дискуссия не закончилась убедительной победой одной из сторон. Если бы одна из сторон победила безоговорочно, то противоположная сторона была бы разгромлена, как это было принято в сталинском СССР. Эта дискуссия была свернута. Причем момент, когда она была свернута и критика эйнштейновской теории была поставлена под негласный запрет, поразительным образом совпал с победой оппортунизма в СССР. Подчеркну, бурно развивавшаяся дискуссия по ТО была свернута практически одновременно с победой оппортунизма в СССР.

Естественно, тут можно сказать, что «антиэйнштейнианцы» - это окопавшиеся в физической науке враги, чья враждебная линия, оставшаяся незамеченной сталинским руководством, была очевидна для нового, хрущевского руководства, которое было настолько в научном плане грамотно, что смогло безошибочно оценить, на чьей стороне истина, и разгромить врагов. Да, такой вариант не может быть исключен, но очень уж он маловероятен.

Что у нас получается? А получается, что Подгузов, прав он или не прав, не «изобретает велосипед», а делает попытку продолжить дискуссию начатую в сталинском СССР, причем дискуссию не оконченную, не завершившуюся выяснением объективной истины, а прекращенную явно по указке «сверху», то есть оппортунистическим хрущевским руководством.
Третий аргумент. Если человек не является специалистом по какой-то проблеме, то при выборе между противоположными точками зрения по этой проблеме он оценивает научный авторитет сторон. И вот что здесь получается. Критиком теории Эйнштейна выступает Подгузов – автор нескольких десятков научных работ по марксизму и главный редактор журнала «Прорыв».  А «Прорыв», в свою очередь, единственное издание, на страницах которого сформулирована верная, марксистская позиция по ключевым вопросам теории. Все остальные левые издания на данный момент, либо стоят на позициях «Прорыва» («ГК» пермских товарищей), либо стоят на позициях оппортунизма. Показателем высокого научно-теоретического уровня Подгузова является неспособность его противников дать научную критику его работ. Единственная тема, по которой противники Подгузова пытаются высказать что-то внятное и похожее на критику – это статьи по поводу философских основ ТО. То есть авторитет Подгузова как марксиста чрезвычайно высок и ставится под сомнение лишь оппортунистами.

А как с авторитетом у защитников противоположной точки зрения? Эйнштейнианцы, конечно, могут сказать: «Да за нами всё научное сообщество!» Но я их сразу отошлю к первым двум аргументам, что научное сообщество в свое время спорило по этому вопросу и ничего такого, что окончательно и бесповоротно сделало бы дискуссию по философским выводам и основам ТО бессмысленной, в научном мире не произошло. А вот что произошло, так это победа оппортунизма, прекратившего данную дискуссию.

Кто защищает эйнштейнианство сейчас? Во-первых, абстрактно, «физики». Они получали образование уже в то время, когда из теории Эйнштейна сделали «священную корову», поэтому другого от них ждать не приходится. Они не вникают в суть критики, для них Эйнштейн = наука, и всё тут. К тому же, есть физики, которые все же критически относятся к теории Эйнштейна. И вот если сравнивать этих физиков, то первые, в большинстве своем, - прожженные оппортунисты в политике. Вторых сильно меньше, но в их числе, к примеру, такие последовательные марксисты как Петрова. А вот марксистов среди ярых эйнштейнианцев я не встречал. Если кто встречал, поделитесь ссылкой.

Во-вторых, - это многочисленные гуманитарии. Что их объединяет? Да банальный оппортунизм. А оппортунизм – это, прежде всего, невежество, помноженное во многих случаях на громадное самомнение. Взять того же господина rezerved. Этот деятель Подгузова уже не первый раз «критикует», а правильнее будет сказать – тявкает в его сторону. Ведь данный субъект, корчащий из себя «крупного марксиста», никакой научно-теоретической работы не ведет. Кроме того, данный господин в свое время призывал голосовать за КПРФ, является сторонником мелкобуржуазного болотного протеста, пустого акционизма и митинговщины, да и изъясняться предпочитает матершинным языком, который ошибочно называет «пролетарским». То есть абсолютно понятно, что научный авторитет данного субъекта равен абсолютному нулю, и ожидать от него научной критики Подгузова было бы просто смешно. Но щёки-то пораздувать охота, поэтому периодически он выискивает наименее удачные статьи Подгузова и цепляется к шероховатостям в терминологии или к фразеологическим оборотам. В общем, ведет себя как Моська из известной басни.

И как здесь должен поступать марксист? На одной чаше весов статья крупного марксистского теоретика с критикой философских основ и выводов ТО. Да, статья не самая сильная. Да, без должного научного оформления и источниковой базы. Да, с массой неточностей и шероховатостей, которые для оппортунистов – что говно для мух, слетаются моментально. Кроме того, на этой же чаше весов критические статьи о ТО, изданные крупными физиками в сталинский период. А, как мы знаем, антинаучная деятельность, если таковая была установлена, в сталинском СССР не приветствовалась и жестко пресекалась.

На другой чаше весов – оппортунистическая шваль без всякого научного авторитета, которая взялась критиковать Подгузова. Причем подошла к вопросу отнюдь не научно. Так, никто из «физиков» не взял на себя труд исследовать историю критики ТО учеными-марксистами. Все предпочли отделаться пустыми репликами, дескать, «нечего философам лезть в физику». О гуманитариях и говорить нечего. Они обрадовались случаю побрызгать слюнями насчет реальных ляпов Подгузова и договорились до обвинений его в немарксизме.

Вот и спрашивается, чья позиция должна заслуживать у марксиста большего доверия, коли получилось так, что марксист этот не в состоянии изучить вопрос достаточно глубоко? Позиция авторитетного марксиста с массой научных работ, который, к тому же, стоит на плечах советских ученых-физиков, критиковавших ТО? Или же позиция оппортунистической швали, не имеющей ни капли научного авторитета, не известной своей научно-теоретической работой и, как следствие своего невежества, подвизавшейся в хвосте болотной буржуазии?

Конечно, мне можно возразить. Ведь может оказаться так, что оппортунистическая шваль в данном вопросе права, а авторитетный марксист – нет. Но какова вероятность такого исхода? Она ничтожно мала.

Поэтому, хоть я и допускаю вероятность, что Подгузов неправ касательно ТО, что ТО, на самом деле, есть самая что ни на есть материалистическая теория, но вероятность неправоты Подгузова сильно меньше вероятности неправоты его критиков в данном вопросе. Во всяком случае, эти критики ничего «убойного» против статьи Подгузова пока не родили. Поэтому вывод у меня такой. По содержанию автор с очень большой вероятностью прав, поскольку, как добросовестный ученый-марксист, наверняка вопрос глубоко изучил. Другое дело, что в своей статье он допустил множество неточностей, не до конца раскрыл некоторые тезисы, что заставило многих усомниться в его правоте, а особо ретивых спровоцировало на заливистый лай. И это, кстати, еще один косвенный аргумент. Когда в оппортунистическом стане поднимается лай, это означает, что автор эту публику за живое задел. Так что пусть тявкают дальше. Собака лает – караван идет. Очень надеюсь, что редакция «Прорыва» учтет вскрывшиеся недостатки и подойдет к научной редактуре следующих материалов по теме более ответственно.

Предисловие

Как известно, после смерти Сталина оппортунисты, оказавшиеся у руля КПСС, фактически отказались от развития марксистско-ленинской теории. Научно-теоретический уровень как рядовых членов партии, так и ее руководителей, неуклонно снижался. Подобное ослабление позиций марксизма-ленинизма, то есть диалектического материализма, привело к проникновению в коммунистическую партию, а затем и во все советское общество, буржуазных, субъективно-идеалистических концепций и «научных» направлений.

Закономерным следствием научно-теоретического упадка стала ликвидация советского социализма и открытое восстановление капитализма. Проникшая в советское общество буржуазная идеология получила статус официальной. Вместо диалектико-материалистической философии (пусть и формально, но все же считавшейся в СССР господствовавшей)  буржуазия начала открытую пропаганду того философского направления, которое отвечает ее объективным интересам, - субъективного идеализма, сводящегося к тезису - «ощущения суть вещи».

Вместо исследования сущности явлений, познания объективных законов развития материального мира, субъективный идеализм предлагает сконцентрироваться на своих ощущениях, дескать, именно эти ощущения и есть реальное положение дел, а, изменив ощущения, можно это реальное положение дел изменить. То есть если пролетарий не осознает своего по сути рабского положения, а считает себя, к примеру, «русским патриотом», то его рабское положение «отменяется». Если капиталист усердно занимается благотворительностью или церковь посещает регулярно, то и эксплуататорская сущность его «отменяется». Если кто-то «общается с богом» и чувствует его «помощь», то и бог от этого становится «реальностью». Капиталистический мир – это мир образов, мифов, идеологем, очистить от которых подлинную сущность явлений – далеко не простая задача.

Стоит отметить, что на рубеже 19-20 веков положение материализма в интеллигентской среде было более прочным, нежели в наши дни. Материалистическое направление было представлено целым рядом крупных ученых. Энгельс в «Анти-Дюринге» и Ленин в «Материализме и эмпириокритицизме» выступали против таких философов-идеалистов, которые маскировались под материалистов или строили из себя основоположников неких «новых» направлений. Сейчас философы-идеалисты ни под кого не маскируются. При помощи буржуазного пропагандистского аппарата и дипломированных лакеев буржуазии субъективный идеализм насаждается абсолютно открыто.

Оппортунизм в коммунистическом движении привел к тому, что последовательно-материалистическая точка зрения фактически не озвучивается. Руководство большинства левых партий либо открыто стоит на позициях субъективного идеализма (КПРФ), либо позиционирует себя как материалистов, но при этом очень слабо владеет диаматическим мышлением, о чем свидетельствует их оппортунизм. Вообще непоследовательный материализм – беда современного левого движения. Самым причудливым образом в головах многих из тех, кто называет себя коммунистами, совмещаются идеалистическая и материалистическая философия, классовый подход с верой в бога, преклонение перед плановой экономикой с признанием тезиса «ощущения суть вещи», марксизм-ленинизм с готовностью защищать свое буржуазное отечество. Подобная каша в голове – верный признак оппортуниста.

Кроме того, одной из черт практически любого современного оппортуниста является намеренное принижение роли философии как науки или же вовсе отрицание философии. Сплошь и рядом оппортунисты всех мастей объявляют философию «пустой болтовней», якобы, «не имеющей никакого отношения к объективной реальности». Вольно или невольно, но пропаганда таких взглядов объективно служит интересам буржуазии.

Буржуазия четко понимает, что если ставить философские вопросы НАУЧНО и сделать задачей философии разрешение этих вопросов (то есть выяснение объективной истины), а не описание и зазубривание положений лженаучных, идеалистических теорий, то человек неминуемо придет к материализму. И чем добросовестнее человек в таком случае будет философию изучать, тем с большей вероятностью придет именно к завершенному материализму, то есть к материализму ДИАЛЕКТИЧЕСКОМУ. Овладение же самыми широкими массами диаматическим мышлением в корне противоречит интересам буржуазии. Ведь ее философия – это субъективный идеализм в самых разных его вариациях.

Таким образом, на уровне философии классовая борьба выражается в борьбе материализма и идеализма. А, если шире, то субъективного идеализма и диалектического материализма.

Одним из инструментов пропаганды субъективно-идеалистического мировоззрения является религия. Не зря именно религиозная пропаганда была взята на вооружение российской буржуазией после взятия власти.

Следует отметить, что, несмотря на субъективно-идеалистическое содержание, формы религиозной пропаганды различны. Для отсталых масс это увещевания попов о райской жизни после смерти, «всякой власти – от бога», рабской сущности человека по отношению к богу и пр. Для пропаганды субъективного идеализма в более образованных слоях религия даже готова отказаться от своих наиболее абсурдных тезисов и вырядиться в «научную» тогу. Ярким примером такого «ученого» попа является известный религиозный пропагандист диакон Кураев. О сущности его воззрений как раз и пойдет речь ниже.

В своей книге «Диспут с атеистом» (http://www.pravoslavie.ru/sm/6117.htm тут она в сокращенном виде) он ставит задачу опровержения материалистической философии. Хоть Кураев и маскируется под некого современного попа, попа «нового типа», «примиряющего» науку и религию, получилось у него лишь повторение под новым соусом из софистики и лжи старых идеалистических тезисов, давно уже разбитых материалистами. Однако поскольку, как было сказано выше, материализм сейчас переживает не лучшие времена, имеет смысл повторить материалистическое разоблачение идеалистических спекуляций.


Profile

n_petrovich
Петрович
Website

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner