Category: политика

Не понимаю эйфории левачков по поводу крымского референдума

Оригинал взят у bortnik в Не понимаю эйфории левачков по поводу крымского референдума
Она была бы уместна, если бы коммунисты в Крыму власть взяли или же были на прямом пути к ней. А вхождение в РФ - это гарантированное сохранение там капитализма на энное количество лет. Тем более что это не просто сохранение, но и укрепление российского капитализма. Как хорошо кто-то задал вопрос - "а в курсе ли крымские митингующие за объединение с Россией, что в России несанкционированные митинги запрещены?" Совершенно понятно, что крымчане пытаются сохранить экономическую стабильность путем смены хозяина, и это удручает. Сами они ничего решать не способны и показали стандартные бараньи качества - увидев волков, побежали спасаться к овчарню, волк - он страшен, а про то, что из баранины шашлык делают, это забыли. Пастух счастлив и прикормил пару волков, чтобы стадо не забывало, куда бегать надо.
А вообще, крымский вопрос и его разруливание Путиным показывает, что у нас сильный и серьезный противник - куда серьезней тягнибоков и ярошей вместе взятых. Он трупов и прессуры со стороны ЕС не испугается. Нужны организация и научные знания, чтобы российский капитализм сковырнуть, а не та примитивная митинговщина, которой и способны заниматься деятели слева. Нам всем надо сесть в библиотеки и настойчиво приобретать научный авторитет у населения, чтобы иметь возможность переигрывать эту массу денег и ресурсов, которыми обладает российский империализм.

О перспективах украинского "фашизма"

По большому счету, фашизм есть возведенный в абсолют антикоммунизм. Фашистский режим есть власть наиболее реакционных кругов монополистической буржуазии, которая ради реализации объективных интересов буржуазного класса и в условиях подъема коммунистического движения, отбрасывает буржуазно-демократические нормы и устанавливает открытую террористическую диктатуру.

Собственно, перспективы установления именно такого режима на Украине сейчас крайне сомнительны. Очевидно, что одна из буржуазных группировок для свержения другой буржуазной группировки использовала радикальные националистические организации. Очевидно и то, что отдавать власть этим организациям пусть даже в каком-то минимальном объеме или устанавливать фашистскую диктатуру победившая группировка украинской буржуазии не планировала и не планирует.

Сворачивать буржуазную демократию этой буржуазной группировке абсолютно не за чем. Как, впрочем, не нужно это и буржуазии как классу на конкретной территории в конкретно-исторический момент. Столь радикальные меры предпринимаются буржуазией лишь тогда, когда есть сила, серьезно угрожающая классовому господству буржуазии. Вот если предположить, что украинский пролетариат сейчас самоорганизуется и непонятно откуда там появятся коммунисты в достаточном количестве - тогда да, к бандеровцам за помощью побегут буржуи и с запада, и с востока, да и российский "старший брат" поможет...

Сейчас же просто нет такой угрозы для украинского буржуя, ради ликвидации которой стоило бы устанавливать фашистский режим. Без поддержки крупного капитала такой режим не установить, а такой поддержки пока не наблюдается, и непонятно, откуда она может взяться.

Все эти сносы памятников Ленину и призывы в духе "коммуняку на гиляку" к установлению фашистской диктатуры имеют отношение очень опосредованное. По всей видимости, "коммунисты" КПУшного разлива пострадали за связь с насквозь коррумпированным режимом Януковича, ну а памятники Ленину... за то, что Ленин - коммунист, а коммунисты (КПУ) связаны с режимом Януковича. Другое дело, что от рук бандеровцев могут пострадать и настоящие коммунисты, но если они пострадают это тоже не будет поводом заявлять, что фашизм находится у власти.

Тут наиболее вероятны два сценария.
Первый - это удаление со сцены правых радикалов самой победившей буржуазной группировкой, разоружение их и отправка по домам или же силовое подавление. Уже сейчас выходки радикалов на востоке могут привести к тому, что в планы этой группировки никак не входит, то есть фактический раскол страны, да еще и самоорганизация масс снизу. Видно, что сейчас оказавшаяся у власти группировка всячески пытается "умаслить" правых лояльным отношением к сносу памятников, ликвидацией "региональных языков" и т.п.

Второй. Если укротить радикалов сейчас не удастся, то это фактически гражданская война той или иной степени ожесточенности с неминуемым разделом Украины и возможным вовлечением в "игру" Северного соседа. В такой ситуации не исключено, что противоборствующие буржуазный группировки даже будут вынуждены действовать сообща, поскольку фашистский режим с одной стороны и возможные Советы с другой - все это в их планы никак не входит.

Что же касается массовой базы фашизма, то да, она есть. Но без серьезной поддержки олигархических кругов фашистский режим ни в одной стране мира ни разу не установился. А олигархическим кругам стрелять из пушки по воробьям - нет никакого резона. Коммунисты на Украине откровенно слабы, пролетариат  в класс не организован и как самостоятельный политический субъект не выступает. Да и КПУ - организация вполне удобная. Живи, буржуй, радуйся! Создавать условия, способствующие пробуждению классового сознания пролетариев, - уж никак не в интересах капиталиста.

Ну а что делать сейчас украинским коммунистам, Бортник хорошо написал http://bortnik.livejournal.com/301599.html 

  

О шумихе по поводу "Дождя"

Случай, на самом деле, выеденного яйца не стоит. Одни идиоты задали столь же идиотский вопрос, другие, из числа "патриотической общественности" и части примкнувших к ней леваков, столь же идиотски возмутились. Ни первые, ни вторые не в ладах с диалектикой.

Либералы традиционно исходят из тезиса о звериной и античеловеческой сущности сталинского режима, который, якобы,  спал и видел, как бы уничтожить как можно больше народа. Они, видимо, в глубине души понимают, что буржуазное государство есть организация абсолютного меньшинства, задача которого, при помощи имеющегося аппарата насилия, проводить в жизнь свои объективные классовые интересы. Ну и, раз так, то и сталинское государство непременно было таким же "антинародным". Что может существовать государство, которое проводит в жизнь объективные интересы трудящегося большинства, а потому необходимость его сохранения и развития для абсолютного большинства членов общества является делом само собой разумеющимся, - это мозг либерала осознать не в силах.

Точно так же не в силах мозг либерала понять, что в социалистическом обществе, то есть в таком обществе, где отношения частной собственности успешно уничтожаются, отношение индивидов друг к другу и к обществу уже не то, что в обществе капиталистическом, мещанском. В условиях научно организованного производства, на первый план выходит общественный интерес, в развитии всего общества индивид начинает видеть гарантии своего собственного полноценного развития. Потому и терпеть определенные неудобства, даже связанные с риском для собственной жизни, если эти неудобства общественно необходимы, для большинства советских людей было делом абсолютно логичным, четко осознаваемой необходимостью, а потому не может считаться насилием государства над личностью.

Либералы же размышляют так, будто жители Ленинграда спали и видели, как бы драпануть из этого проклятого города, в котором большевики их оставили умирать. Да, конечно, были и такие. Но их было абсолютное меньшинство. Будь их большинство, перебили бы сотрудников НКВД, да сдались, и никаких пулеметов не хватило бы, чтобы их остановить. Но большинство ленинградцев осознанно осталось в городе, где заводы, продолжали производить оружие, необходимое для победы над врагом. Для советского человека такое поведение было естественным.

Кроме того, мышление либерала крайне примитивно, метафизично. Охватить явление во взаимосвязи с другими оно не может. Более того, либерал рассуждает с позиции "послезнания". То есть, если мы сейчас знаем, что Ленинград был полностью разблокирован лишь более, чем через 2 года, то и советское руководство должно было в августе-сентябре 1941 года это понимать.

На деле же, естественно, такого понимания не было. Кроме того, учитывая промышленную развитость города и стремительность наступления врага, эвакуировать промышленность было нереально. Отдать все врагу или взорвать - слишком большая роскошь, тем более если учесть общие потери советской промышленности на тот период. "Спасать людей любой ценой", как предлагают либеральные дегенераты, означает оставить заводы без рабочей силы, а фронт - без оружия. Да и вряд ли была реализуема на практике эвакуация столь большой массы населения. К тому же, не стоит забывать, что в Ленинграде сконцентрирован Балтийский флот. Захват города - это потеря флота. Не будем уже говорить про морально-политическое значение такой сдачи.

 Так что либеральный опрос, безусловно, идиотский и безответственный. Спасение конкретных жизней нельзя рассматривать как самоцель, если речь идет о сохранении достойной жизни всего общества. Ленинград сдавать было нельзя, это было бы крупной стратегической ошибкой, осложнившей бы ход войны. Эвакуировать жителей - это фактически сдача города, поскольку без жителей и ленинградских заводов не устоял бы фронт. Сдача города вместе с населением...? Ну а какого черта немцам кормить несколько миллионов "расово неполноценных" славян? То есть потери были бы все равно огромны.

Не менее глупа, правда, и возмутившаяся "патриотическая общественность". События того периода уже давно получили трактовку, выгодную правящему классу, и работает этот созданный буржуазией миф понятно на какой класс. Не зря официальная буржуазная власть сама едва ли не первой возмутилась. Коммунисты не заинтересованы в сакрализации определенных исторических моментов и табуировании их обсуждения. Пусть либералы что угодно говорят, какие угодно опросы создают. Нельзя "наезды" на советскую трактовку истории (в которой тоже масса косяков) воспринимать как антикоммунизм, поскольку это далеко не всегда антикоммунизм. Либеральные дурачки подставились, задав очевидно глупый вопрос. Тут их не хаять надо в духе "руки прочь от святого", а разоблачить их научную несостоятельность.

Настоящий "коммунист"

Зюганов предлагает сажать в тюрьму за призывы к разделению России.

Для коммунистов целостность буржуазного государства ни в коей мере не является самоценностью. Коммунисты вообще не мыслят категориями "стран" или "наций". Задачей коммунистов, по большому счету, является установление диктатуры пролетариата во всем мире. Однако в силу разделения пролетариев по национальным квартирам, коммунисты в каждой стране работают, прежде всего, с целью уничтожения именно "своего" буржуазного государства.

Естественно, установление диктатуры пролетариата будет сопровождаться гражданской борьбой в той или иной форме, которая зависит от классовой расстановки сил в конкретно-исторический момент. Соответственно, в определенных условиях вполне может оказаться, что на определенное время придется отказаться от установления диктатуры пролетариата на определенных территориях. Хоть национальных, хоть собственно-русских. При этом, естественно, территория, где диктатура пролетариата будет установлена, будет плацдармом для свержения власти капиталистов на других территориях. Причем эти территории ни в коей мере не ограничены национальными границами.

Проще говоря, наличие государств и государственных границ воспринимается коммунистами как объективная реальность, с которой приходится иметь дело. Никакого уважения к целостности буржуазных государств (как "своих", так и "чужих") коммунисты не испытывают. Нацпаты, вроде Зюганова, любят рассуждать, будто "большевики восстановили целостность России". Только "восстановлением целостности" это было лишь по форме, по сути же, это был эпизод классовой борьбы, в которой пролетариат отвоевывал у буржуазии все новые территории.

Так что коммунистам нет смысла призывать ни к разделению России, ни к сохранению ее целостности. Хотя бы в силу того, что мыслят они диалектически, а не метафизическими категориями. 

Крах мелкобуржуазного протеста

Можно с уверенностью сказать, что с победой Путина на президентских выборах в первом туре волна уличных протестов под мелкобуржуазными лозунгами пойдет на спад. Поэтому имеет смысл подвести итоги прошедших событий с марксистских позиций. Для этого имеет смысл рассмотреть классовую расстановку сил. В событиях можно выделить трёх наиболее крупных участников. Во-первых, это правящая буржуазная группировка, отстаивающая интересы крупной монополистической буржуазии. Во-вторых, это оппозиционная буржуазная группировка, выступившая под мелкобуржуазными лозунгами. В-третьих, это пролетариат, который, впрочем, никакого самостоятельного участия в событиях не принимал в силу низкого уровня классового сознания. Итак, обо всём по порядку.

Буржуазные протестуны, их лозунги и вожди

Начну именно с этой группы, поскольку именно она «заварила кашу». С самого начала было понятно, что на улицы вышли не абстрактные «люди», а представители вполне определенных классов и прослоек и что вышли они на улицы со вполне конкретными лозунгами, которые тоже не могут отражать каких-либо интересов, кроме классовых.  Классовую сущность этих лозунгов определить было вполне не сложно. Это мелкобуржуазные по своей сути лозунги, отражающие иллюзии мелкой буржуазии касательно «хорошего капитализма». Мелкая буржуазия, являясь всё же буржуазией, не заинтересована в уничтожении капитализма, но являясь буржуазией мелкой, постоянно испытывает на себе гнёт крупного капитала, который вытесняет ее из многих сегментов рынка, давит на нее кредитами, коррупционной системой, а экономические кризисы и вовсе ведут к широкомасштабной пролетаризации мелкобуржуазных слоев.

Интерес мелкой буржуазии сохранить капитализм, но без «перекосов» находит свое отражение в либеральной идеологии. Эта идеология объявляет «перекосами» всё то, что является объективными законами капитализма. Без пожирания слабейшего мелкого бизнеса сильнейшим крупным (то есть без конкуренции), без коррупции, без развития крупного промышленного производства и монополизации, ведущей к вытеснению мелкого бизнеса со многих рынков, капитализм невозможен.

Но, несмотря на это, мелкобуржуазные либеральные иллюзии касательно капитализма разделяются довольно широкими слоями, причем не только собственно мелкобуржуазными. Об этом как раз и свидетельствует социальный состав протестовавших. Большую часть митинговавшей «массовки» составили представители современной «рабочей аристократии» - высококвалифицированные работники умственного труда, которые по своему материальному положению ближе как раз к мелкой буржуазии, чем к остальной пролетарской массе. Эта прослойка поголовно заражена буржуазным мировоззрением и связывает свое благополучие с развитием и «улучшением» капитализма. Диктатура пролетариата не в их интересах, их абсолютно не устраивает принцип оплаты по труду.

Collapse )Collapse )

"Президентским выборам" - бойкот

Как говорится, буду краток.
Первое. Любые буржуазные выборы есть способ легитимизации буржуазией своей фактической диктатуры. Пока широкие массы принимают участие в данной процедуре, буржуазия может быть спокойна. Это означает, что массы еще не видят выхода из капиталистического тупика

Второе. При помощи буржуазных выборов пролетариат не может изменить свое место в системе производственных отношений. Возможно лишь временное улучшение материального положения пролетария, но без уничтожения капитализма, такое улучшение рано или поздно неминуемо сменится ухудшением. Голосуя за того представителя буржуазии, который обещает ему больше материальных благ, пролетарий фактически смиряется со своим положением наемного раба и предпочитает выпрашивание подачек решительной борьбе за свое освобождение.

Третье. Пролетариату целесообразно принять участие в буржуазных выборах и поддержать какого-либо буржуазного кандидата лишь в том случае, когда существующая форма диктатуры буржуазии крайне затрудняет или вовсе исключает легальную коммунистическую работу. Причем у поддержки буржуазного кандидата пролетарской массой лишь одна цель - облегчение коммунистической работы с целью свержения власти капиталистов и установления диктатуры пролетариата, как условия социалистических преобразований.

Принимая во внимание вышесказанное, очевидно, что пролетариату нет никакого смысла участвовать в профанации под названием "президентские выборы". Нет пролетарию никакого смысла поддерживать либерально настроенную мелкобуржуазную массу с её лозунгом о смене режима Путина во что бы то ни стало. Нет оснований и поддерживать Путина для предотвращения "оранжевой чумы" - этого пропагандистского мифа, созданного нынешней властью. Нет никакого смысла голосовать и за представителя КПРФ - этой откровенной служанки капитала, прикрывающейся марксистской фразой А раз так то нечего и поддерживать эту профанацию своим в ней участием. 

Коммунистам следует вести свою пропаганду с целью разоблачения буржуазного лозунга о "честных выборах", вскрытия сущности лозунга о "гражданском обществе" как пропагандистского прикрытия для диктатуры буржуазии, разъяснения пролетарской массе ее коренных, объективных интересов. Коммунисты должны строить свою работу так, чтобы рабочий класс в полной мере осознал, что у него есть лишь один выбор - ДИКТАТУРА БУРЖУАЗИИ ИЛИ ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА.

Более основательно позиция коммунистов касательно президентских выборов изложена в "Газете коммунистической".

К вопросу о "феодальных порядках"

Подключусь к обсуждению вопроса о "феодальных порядках" в современной России. По теме уже высказались тт. Пуффинус http://puffinus.livejournal.com/1142273.html?view=8933121#t8933121 и Мнем http://1504.livejournal.com/1221269.html .
Вопрос, на самом деле, довольно важный. Тезис о "феодальных порядках", которые якобы имеют место в современной РФ используется правыми оппортунистами довольно часто. Цель проста - показать, что в России совсем не капитализм, который, по их мнению, вполне может быть хорошим, а некий "феодальный капитализм", с которым следует бороться ради превращения в капитализм "хороший", без "феодальных порядков".
Что же такое эти самые феодальные порядки? Самое интересное, что никто из участников дискуссии пока не дал им определение. Пуффинус вообще просто написал, что в их существовании мало кто сомневается. Видимо, у каждого тут свое понимание. Но это уже абсолютно немарксистская постановка вопроса. Да и вообще в марксизме нет такого термина как "феодальные порядки".
Есть феодализм как социально-экономическая формация, есть феодальный способ производства, феодальные производственные отношения, наконец, есть феодалы, с соответствующей моралью, феодальное право, как возведенная в закон воля этих феодалов. А вот что такое феодальные порядки - да элементарная идеологема, придуманная теми же оппортунистами для того, чтобы и дальше запутывать массы.
Попробуем расставить все точки над "i" . Капиталистические производительные силы начинают развиваться в рамках феодальной формации, их развитие ведет к тому, что им становится тесно в рамках феодальных производственных отношений. Класс капиталистов берет политическую власть в свои руки и ликвидирует феодальные производственные отношения, равно как и все феодальные пережитки, включая феодальное право и мораль, на место которых приходит буржуазное право и буржуазная мораль. Естественно, это процесс постепенный. Феодальные пережитки существуют в рамках новых производственных отношений довольно продолжительное время. Как справедливо отметил Мнем, это изживаемое явление.  Причем изживаться они начинают еще даже до момента взятия буржуазией политической власти, поскольку уже тогда капиталистические производственные отношения являются наступающими, а феодальные - отмирающими.
Что касается России, то несмотря на довольно продолжительное развития капитализма во второй половине 19 - начале 20 века, буржуазия получила политическую власть поздно и ненадолго, а ликвидацией феодальных пережитков занималась на буржуазия, а рабочий класс. Причем рабочий класс ликвидировал еще и буржуазные пережитки по мере изживания капиталистических производственных отношений. Вот и спрашивается, откуда тов. Пуффинус накопал "феодальные порядки"?
Да вот откуда:

"Иное дело - если мы рассматриваем страну, включённую в капиталистическую систему на положении периферии. Здесь, напротив, докапиталистические установления сохраняются и даже культивируются. Но в том-то и фишка, что эти явления теперь уже феодальны лишь по форме, а природа у них - чисто капиталистическая. И живут эти явления по законам капитализма".

Какая "глубина" диаматического анализа! Во истину верно - кто ясно мыслит, тот ясно излагает! Что значит "на положении периферии"? В свое время, когда существовала колониальная система, в колонии, находившиеся еще на феодальном уровне развития, европейцы так или иначе привнесли капиталистический способ производства. На определенном этапе, безусловно, колонизаторы были заинтересованы в сохранении в колониях феодального права и прочих пережитков. Но для дальнейшего развития капитализма эти пережитки становятся препятствием и ликвидируются.
Абсолютно непонятно, что за зверь такой "капиталистические явления с феодальной формой". Для иллюстрации Пуффинус приводит следующий пример:

"Кагарлицкий приводит в качестве примера индийского раджу, который вкладывает свои средства в западные компании и играет на бирже. А у себя дома он - прежний раджа, и крестьян он эксплуатирует вполне феодально. Но всё, что он из этих крестьян выжмет, будет работать на капиталистическую систему и способствовать её развитию".

Ну и где здесь капиталистическое явление с феодальной формой? Все гораздо проще. У раджи дома господствует феодальный способ производства, соответственно, он и является феодалом. Но это никак не мешает ему вкладывать деньги в капиталистическое производство в метрополии, выступая в роли капиталиста. Здесь раджа выступает и как капиталист, и как феодал. При этом капиталистическое никак не является содержанием, а феодальное никак не является формой.
Дальше видим еще один некорректный пример:

"Или возьмём крепостное право в России. Внешне это выглядело как чистый феодализм - но на самом деле ничего феодального тут не было. Помещичье крепостное хозяйство было не натуральным, а самым что ни на есть товарным - смысл его деятельности состоял в поставках зерна на мировой рынок. Вполне себе капитализм - но поставивший себе на службу докапиталистические явления". 

Ну, во-первых, товарность помещичьего крепостного хозяйства никак не превращает его в капиталистическое. При феодализме вполне себе существует рынок того же зерна. Крепостные отношения как раз ТОРМОЗИЛИ развитие капитализма, и капиталисты, как никто, были заинтересованы в их ликвидации. Они были заинтересованы даже в еще более глубокой реформе, чем реформа 1861 года. Создается впечателение, что Пуффинус плохо учился в советской средней школе, где эти вопросы проходили классе в 5-6-м.

В такую же лужу сел Пуффинус и по вопросу об американском рабстве:

"Точно так же и рабство на юге США не имело ничего общего с античным рабством - буржуазное явление в добуржуазной оболочке. И точно так же экономика здесь имела периферийный характер - хлопок на рабовладельческих плантациях производился на экспорт, как сырьё для английской промышленности. Война между Севером и Югом была обусловлена не тем, что на Севере капитализм был более развит, а тем, что он был принципиально иным. Север ничьей периферией быть не желал, а притязал на то, чтобы самому стать центром накопления капитала. И, как мы знаем, в итоге ему это удалось".

Это какое же буржуазное явление Пуффинус нашел в американском рабстве? Все было как раз наоборот. На Юге господствовали устаревшие феодальные производственные отношения, и укрепившийся класс капиталистов Севера как раз был заинтересован в их уничтожении именно потому, что он мешал развитию капиталистических отношений на Юге. "Гражданская война" в США - это как раз и есть война между капитализмом и феодализмом. И это тоже советский школьный курс.

Вывод Пуффинуса столь же абсурден, как и все рассуждения. Дескать, феодализм в РФ есть, но он "не феодален". Видимо, Пуффинус имеет в виду, что в РФ наличествует "феодальный капитализм". А это, в свою очередь, означает не что иное как "плохой" капитализм, которому противопоставлен капитализм "хороший", за который правые оппортунисты предлагают бороться.

Прокомментирую тут же и тезисы Лойсо, высказанные в комментах у Мнема http://1504.livejournal.com/1221269.html?thread=11613589#t11613589

Про американское рабство я уже написал выше. На Юге господствовали феодальные производственные отношения с использованием рабства, труд был примитивен, развитие производительных сил сковывалось несоответствовавшими им производственными отношениями. Ну нельзя доверить рабу сложные механизмы. Кроме того, южное рабство держало в прикрепленном состоянии огромные массы рабочей силы. Это лишь некоторые причины войны, в конечном счете, войны за развитие капитализма.
Касательно введения в школах курса мировых религий, это тоже никак нельзя считать специфически феодальным пережитком. Религиозными предрассудками масс пользовались и пользуются все эксплуататорские классы, в том числе, и буржуазия. Так что следует называть вещи своими именами.


 

 

Нацпат и социал-либерал - близнецы-братья

На первый взгляд, социал-либерал и национал-патриоты друг друга на дух не переносят. Первые готовы поравть вторых за превознесение государственной мощи и "патриотизм", вторые первых - за либерализм, демократию и "глобализм". Но это только на первый и очень поверхностный взгляд. На деле же выясняется, что их цели крайне близки и даже, по большому счету, совпадают.
Не далее как вчера, спорил с неким нацпатом Бланки вот тут http://blanqi.livejournal.com/303640.html Читаю его комменты, и прям поражаюсь. Так это же Пуффинус, только чуть-чуть видоизмененный. Хотя их и тошнит друг от друга.

Итак, обозначим общие тезисы левого либерализма и нацпатства.

Во-первых, это "доказательство" необходимости некой промежуточной стадии между капитализмом и коммунизмом. Причем эта первая стадия - не социализм, как первая фаза коммунизма, а самый что ни на есть капитализм. Разница лишь в форме. Левые либералы выступают за БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ революцию, результатом которой будет более "свободная" буржуазная демократия. Нацпаты выступают за НАЦИОНАЛЬНУЮ революцию, результатом которой будет более "патриотическая" буржуазная демократия. И тут и там социализму должна предшествовать некая "другая", "хорошая" буржуазная-демократия. При этом социалистическая перспектива вообще выглядит очень туманной.

Вот что пишет Бланки:

"Дорога к коммунизму ведёт через сколь угодно длинный период независимого социалистического государства (СССР). Вообще бороться за коммунизм или против капитализма - идеалистически-троцкистская утопия".

Несмотря на то, что автор пишет про "социалистическое государство", на первое место он ставит национальную независимость. А из тго, что автор так "хорошо" разбирается в марксизме, что борьбу за коммунизм называет "утопией", можно сделать вывод, что социализм он может понимать как угодно. Из предыдущих рассуждений автора можно сделать вывод, что это не социализм, а некий "национал-социализм".
Кстати, это еще одна общая черта левых либералов и нацпатов. И те, и другие предпочитают говорить именно о социализме, а не о коммунизме. То есть они понимают социализм не как первую стадию коммунизма, а как что-то другое. Социализм без коммунизма неизбежно превращается в "улучшенную" диктатуру буржуазии.

Во-вторых, и это тесно связано с "во-первых", и левые либералы и нацпаты своего главного врага видят в существующем режиме. Позицию Пуффинуса мы уже знаем. А вот что пишет Бланки:

"Бороться можно только против существующего государства, теми силами и средствами, которые способны на антигосударственную борьбу. Это азы профессии революционера".

Слово "только" здесь не случайно. Не понимая, что такое государство и что такое классы, нацпаты вместе с социал-либералами предлагают бороться против государственного аппарата а не против капиталистического способа производства. Этот способ и его основу - частную собственность - они хотят оставить в неприкосновенности.
То есть государство мы, дескать, сокрушим, и построим другое государство. А поскольку не уточняется, чьей диктатурой будет новое государство, а строительство коммунизма господам правым оппортунистам представляется "утопией", то вполне логично, что государство это будет диктатурой буржуазии. У нацпатов - "национальной" буржуазии, у либералов - "либеральной" буржуазии. Ежу понятно, что буржуй, если надо, умело замаскируется и под "либерала", и под "национала". Класс капиталистов окажется в выигрыше как при победе первых, так и при победе вторых.
"Боритесь с государством, а не с классом эксплуататоров" - вот общий лозуг всех правых оппортунистов.

В-третьих, и социал-либералы, и нацпаты не понимают и не учитывают в своих размышлениях классовую структуру общества. Они вообще не любят говорить о классах. Господа Пуффинусы и Ко предпочитают говорить об "обществе",  нацпаты тоже в классовой борьбе разбираются как свиньи в апельсинах. Так, Бланки говорит не о классах, а о "слоях", среди которых есть слои "революционные".

"Революционен тот слой общества, который в силу имеющегося положения и недовольства способен к бунту".

Революционность, согласно Бланки, выводится не из объективных показателей, а из субъективных. Склонен к бунту - значит революционен. Согласно таким установкам, революционен, к примеру, и Кронштадтский мятеж.
Таким образом, для нацпатов любой бунт одной части буржуазии против другой части буржуазии - революционен, то есть прогрессивен. А поскольку наиболее склонна к бунтам буржуазия мелкая, то здесь нацпаты и социал-либералы снова сходятся.
И теми, и другими революция понимается не как захват власти революционным прогрессивным классом, который меняет существующий способ производства на качественно новый, а просто как бунт одного "слоя" против другого "слоя". И социал-либералы, и нацпаты стоят за надклассовую (читай, не трогающую частную собственность) революцию.
В этом как раз и кроется обман пролетариата. "Даешь революцию!" (ну а о том, социалистической она будет или нет, просто промолчим).

В четвертых, оказалось, что нацпаты в вопросе о том, что такое классовое сознание, - точно такие же профаны, как и социал либералы. Разница между ними лишь в том, что социал-либералы говорят об изначальной "вложенности" этого классового сознания в головы пролетариата. Этим они обосновывают тезис, что пролетарии сделают революцию сами, без всякой партии. А нацпаты говорят, что классового сознания вообще нет, поскольку пролетарии поддерживают правительство.

"Марксово понятие "революционного класса" всегда было чепухой и очевидно сдано в архив сегодня, когда рабочий класс самая верная опора правительства".

Это пишет Бланки. По сути же, и социал-либералы, и нацпаты, одни - недооценивая, другие - абсолютизируя классовое сознание, выполняют одну функцию - отстраняют пролетариат от революции, лишая его роли передового класса. Пролетариат, классовое сознание которого находится на низком уровне, на социалистическую революцию не способен. Неверное понимание вопроса социал-либералами ведет к тому, что без партии классовое сознание и будет продолжать находиться на низком уровне. Точно к этому же, только другим путем, ведут рассуждения нацпатов.
В чьих интересах сохранение низкого уровня классового сознания пролетариата? В интересах буржуазии.

Нацпаты с социал-либералами действуют здесь как две руки одного буржуазного туловища. По всем ключевым вопросам, пусть разными путями, пусть ненавидя друг друга, они идут рука об руку в общем буржуазном русле. Маски у них разные, сущность - одна. Эта сущность - правый оппортунизм, охраняющий капитализм и его основу - частную собственность. И задача тоже одна - направить борьбу пролетариата в ложное русло, уводящее в сторону от капитализма. Остается надеяться лишь на то, что русский пролетариат, неоднократно обманывавшийся данными господами, наконец, увидит подлинное лицо данных господ - лицо своих злейших врагов, выглядывающее из-под красного капюшона.

Илья Федосеев как зеркало красного либерализма

Рост популярности либеральных идей в российской левой есть, попытки скрестить коммунизм с либерализмом - явление чрезвычайно вредное. В этом явлении, как в зеркале, отражаются многие противоречия существующие в российском комдвижении. В особенности, противоречие между либеральной буржуазной идеалистической философией некоторых своременных "коммунистов" и их устремлениями к пролетарской революции. Каким образом, руководствуясь буржуазными идеалистическими теориями можно бороться за коммунистическую революцию, - одному Аллаху известно. Буржуазная идеология, буржуазная политика не могут вести ни к чему иному, как к усовершенствованию капитализма. Да так, чтоб при этом не затронуть частную собственность.
Один из самых последовательных сторонников сотрудничества коммунистов и либералов - это тов.  Федосеев, или Пуффинус. Хоть данное сотрудничество он и обосновывает лишь необходимостью борьбы против режима за демократические свободы, но на самом деле причины не только в этом. Причины в буржуазном идеализме самого Пуффинуса, который он описал вот тут http://puffinus.livejournal.com/953816.html
Хочу поблагодарить ув. Пуффинуса за изложение взглядов левого либерализма в столь сжатом виде. Итак, приступаю к критике.

В самом начале Пуффинус обозначает "три кита" своей политики. Это "рационализм, гуманизм и прогресс". Как истинный либерал, автор не уточняет, о каком именно рационализме и гуманизме идет речь. Рационализм и гуманизм - это изобретения буржуазии. И если Пуффинус имеет в виду некий пролетарский гуманизм и рационализм, то это надо уточнять.
Что такое "рационализм" автор в следующем абзаце уточняет. Да так, что лучше б не уточнял, если не разбирается в философских категориях.

"Рационализм означает, что я сознательно отвергаю всякую метафизику, отвергаю всё, что нельзя увидеть, ощупать, взвесить и измерить. Родина, величие, традиции, духовность и нравственность - таких вещей для меня нет".

Здесь Пуффинус признается, что является банальным эмпириком или же позитивистом . Кем именно, точно определить невозможно. Но никак не диалектиком-материалистом. Нельзя пощупать ни классы, ни классовые интересы, ни классовое сознание, ни производительные силы, ни производственные отношения. Следовательно, Пуффинус все это отвергает.
Кроме того, автор показывает свое философское невежество противопоставляя рационализм метафизике. Метафизика есть противоположность диалектике. То есть метафизика не рассматривает явления в движении и изменении. Судя по предыдущим моим дискуссиям с Пуффинусом, он как раз есть образчик метафизика, поскольку явления в движении рассматривать не умеет.
Родина, традиции, равно как и мораль - все эти категории существуют объективно. Другое дело, что содержание этих понятий подвержено изменениям. Есть буржуазная мораль, национальные традиции, Родина при социализме и капитализме тоже по-разному понимается. А то, что Пуффинус отрицает эти категории, разоблачает его как субъективного идеалиста: раз я это отрицаю, значит этого нет.

Далее следует еще одно примечательное рассуждение:
"Есть уровень жизни, децильный коэффициент и средняя продолжительность жизни".

Да, есть. И выше они в развитых капстранах. И в сталинском СССР они были ниже, чем в капстранах. Однако сталинский СССР был, несомненно, прогрессивнее капстран. Руководствуясь соображениями автора, в СССР нужно было прекратить строительство коммунизма, поскольку показатели выше в капстранах.

А вот и идеалы левых либералов.
"Прогрессивный налог и рабочее самоуправление тоже есть, хотя в реальной России они пока что отсутствуют".

Вот так-то понимают коммунистические перспективы левые либералы - прогрессивный налог и рабочее самоуправление. Этого достаточно. Я не встречал, чтоб левые либералы шли дальше. От слов "диктатура пролетариата" их прям в дрожь бросает.

"А рационализм сегодня России нужен, как никогда. СССР, несмотря на всяческие извращения (недавно вот Якобинец напомнил о них), был всё же основан на рациональных принципах".

Во как! Не коммунизм, а просто рационализм. Ну так и нынешняя власть очень рациональна. Каких-либо иррациональных действий, не отвечающих принципам разума,  у этой власти не наблюдется...
И Советская власть в большинстве случаев действовала рационально, то есть разумно. Только рационализм этот был направлен совсем в противоположную нынешней власти сторону. И так называемый "культ личности", о котором так бестолково написал Якобинец, тоже был вполне рационален. Почитание Сталино шло из масс, из авторитета Сталина, из его реальных дел. Вполне рационально было то, что с ним не боролись.

Однако автор считает, что нынешний режим иррационален.
"Тут вам и православие, и реанимация всякой дореволюционной хренотени, и геополитическая порнография, и много чего ещё. С этим необходимо покончить, и основать новую политику на началах разума - но кто это сделает?"

Между тем, если все это не нравится Пуффинусу (мне, кстати, тоже), то из этого вовсе не следует, что все здесь иррационально.
Все очень разумно. Бестолково, коряво, но разумно. То есть вполне ясно, что подобные решения принимаются сознательно, с осознанием целей и задач. Вот, к примеру, православие. Ну так разрушили советскую мораль, оболванивают массы. А оболваненные массы как в рамках держать? Старый рецепт - при помощи попов. Получается плохо. Но разумность есть.
Дореволюционная хренотень - это попытка создать новую идентичность. Тоже вполне рационально, но работает хреново и только на небольшую часть интеллектуальных импотентов.
Геополитическая порнография - ну это тоже силос для псевдоинтеллектуалов. Замена классовой теории теорией буржуазной геополитики. Все предельно рационально.
Иррациональность - это когда человек пытается молотком вбить в стену шуруп. А рациональность - если он это делает отверткой, пусть даже плохо получается.

Далее следуют разоблачающие рассуждения о "гумманизме"

"Рационализм нужен, а гуманизм ещё нужнее. Гуманизм не в смысле доброты (политика доброй не бывает), а в том смысле, что значение имеют только интересы человека, и стоять над ним не может ещё. Такого в России не бывало ещё никогда, разве что в течение краткого периода - с 1917 года примерно до середины двадцатых, когда человек уже освободился от старых пут, а новые ещё не были наброшены на него. Теперь вот приходится начинать всё сначала".

Обращаем внимание, просто лишь "интересы человека". То есть предполагается одновременное учитывание интересов и буржуя, и пролетария. А что? И тот, и другой - человеки, со своими интересами... Примирение классовых противоречий, социальное партнерство... Вот потому-то НЭП (читай, капитализм) так симпатичен Пуффинусу. А коммунистическое строительство - это, дескать, "новые путы".

Далее следуют рассуждения о прогрессе.

"Ну и, наконец, прогресс. Вы обратите внимание: сейчас много болтают о развитии, об инновациях, о Роиссе вперде - но при этом никто не представляет себе какого-то будущего, отличного от настоящего. Предполагается, что в дальнейшем всё будет как сейчас, только лучше. Время застыло, а неподвижность - это смерть. Чтобы жить, человечество должно двигаться - то есть меняться, искать новые формы, лучше старых. Лучшее - враг хорошего, будущее - враг настоящего. И отречься от старого мира придётся в любом случае".

А вот здесь уже обыкновенный троцкизм: движение - все, конечная цель - ничто. Пуффинус под прогрессом видит именно смену форм, но не смену содержаний. Это для него прогресс. Он предлагает отречься от старого капитализма ради капитализма нового, усовершенствованного, более человечного. Именно в этом вся антикоммунистическая суть левого либерализма, именно поэтому левым либералам не место в коммунистических партиях.





 


Пойдешь налево, придешь направо

Тов. Пуффинус тут обещал статью о коммунистах и либералах. Я, в свою очередь, обещал критику. Статья есть http://puffinus.livejournal.com/942062.html#cutid1
Соответственно, публикую и критику.

Честно говоря, я еще пока не читал ни одной статьи тов. Пуффинуса, в которой бы не было здравого зерна. Всегда есть, с чем согласиться. Вот и сейчас первая часть статьи, вплоть до начала рассуждений об антилиберализме коммунистов, не вызывает никаких вопросов.

Абсолютно очевидно, что понятие "коммунист" давно превратилось в идеологему. То есть смысл и значение его неоднократно изменялось, и докопаться до истины сейчас довольно сложно. Это проблема не последних 20 лет. Началось все гораздо раньше. Всем известная фраза "Если погибну, прошу считать меня коммунистом" - это как раз отражение тех самых изменений смысла и значения. Еще в сталинские времена "коммунист" - это член партии, поддерживающий ее генеральную линию. Соответственно, пока партия была коммунистической, пока ее деятельность заключалась в строительстве коммунизма, а теоретический уровень ее руководителей находился на высоком уровне, такая постановка вопроса (коммунист - член партии) вполне отражала реальное положение. Однако впоследствии, когда партия начала отходить от коммунистических принципов, то есть ее коммунистическая сущность стала вызывать сомнения, смысл понятия "коммунист" остался прежним - член коммунистической партии.

Нынешняя КПРФ, представляющая собой деградировавшую до своего полного отрицания КПСС, всячески культивирует такой смысл понятия "коммунист". Именно поэтому кпрфники и считают коммунистами кого ни попадя, лишь бы поддерживал "генеральную линию". Так что в этой части своей статьи тов. Пуффинус совершенно прав.

А вот далее попробуем разобраться, кто же есть коммунист на самом деле. Тов. Пуффинус пишет об этом следующее:

"Как подсказывает нам этимология, коммунистом называется сторонник перехода к коммунистическому обществу – без классов, эксплуатации, частной собственности и государства. Поскольку же на планете Земля такое общество ещё нигде и никогда не было создано, то свой идеал коммунист может видеть исключительно в будущем, но никак не в прошлом. И, поскольку будущее есть враг настоящего, коммунист не может не быть революционером – то есть не стремиться уничтожить существующий порядок. Коммунизм и консерватизм совместимы между собой в гораздо меньшей степени, чем лёд и пламень".

С первого взгляда, все правильно. Но только с первого взгляда. Тов. Пуффинус забыл одну существенную, и даже основополагающую деталь. А именно, что для коммуниста недостаточно быть просто "сторонником" всего того, что справедливо указал автор. Коммунист должен ПОНИМАТЬ законы развития общества и уметь ПРИМЕНЯТЬ диалектический материализм для анализа действительности. То есть коммунист должен владеть диаматическим методом мышления, а не слепо верить в то, что "коммунизм - это хорошо, а капитализм - плохо". Именно диаматическое мышление есть первичный признак коммуниста. Именно такое мышление приводит к ПОНИМАНИЮ необходимости уничтожения частной собственности и всего, что из нее следует. Человек, владеющий таким мышлением, никогда не скатится ни к консерватизму, ни к иным формам идеалистических буржуазных философий.

Далее тов. Пуффинус переходит к рассуждениям о коммунистах и либералах и вновь безнадежно путается. Или же намеренно путает, ведь статья в буржуазном издании опубликована. "Свободны ли вы от своего буржуазного издателя, господин буржуазный журналист?" - так писал в свое время Ленин.:)
Так вот автор пишет:

"События первой половины 90-х годов привели и к другой, не менее противоестественной мутации. Поскольку современный социально-экономический строй в России устанавливался под либеральными лозунгами, слово «коммунист» в значительной мере стало синонимом антилиберала".

Начнем с того, что деятели первой половины 90-х, осуществлявшие буржуазные реформы, являлись либералами. И вся их политика соответствовала принципам либерализма - максимальная свобода рынка (читай, капитала) от вмешательства государства, государство - "ночной сторож" (то есть государство управлялось напрямую группировками крупного капитала).
Это, тов. Пуффинус были именно что не лозунги, а, подчеркну, реальная либеральная практика. Как при Сталине в экономике приводились в жизнь принципы коммунизма, так при либералах 90-х - принципы либерализма.
Естественно, что коммунист не может не быть антилибералом, то есть не может не отрицать основные принципы либерализма, из которых главные - свобода рынка и неприкосновенность частной собственности. Эти принципы прямо противоположны коммунистическим. Другое дело, что коммунизм не ограничивается только антилиберализмом.

Но тов. Пуффинус, видимо, считает, что идеология свободного рынка и частной собственности имеет много чего общего с коммунизмом. Он пишет:

"И в наши дни многие коммунисты считают своим главным идеологическим врагом именно либерализм".

Естественно, что либерализм как идеология максимально неограниченного ничем капитализма есть главный идеологический враг коммунистов. Нормальных коммунистов, а не левых либералов, конечно...
А дальше автор снова поет "старые песни о главном".

"Более того, зачастую они отказываются от участия в борьбе за демократические преобразования в стране – из опасения сыграть на руку либералам. Правда, в этом случае есть риск – и гораздо больший – сыграть на руку власти, но это их, очевидно, не заботит".

Демократические права для либералов никогда не были самоцелью. Их цель - максимальная экономическая свобода капитала и гарантии неприкосновенности частной собственности. Если эту цель можно достичь при сохранении демократических свобод - свободы сохраняются, если нет - либеральная политика проводится далеко не демократическими методами (особенно, когда за спинами лебералов стоит империализм). Так что "демократические преобразования" - это либеральная пропаганда.
Так вот когда "коммунисты" в данный момент сотрудничают с либералами в борьбе за "демократические преобразования", то действуют как раз в интересах либералов. Политической свободы коммунистам достаточно и так, а вот в освобождении капитала от государственного вмешательства коммунисты никак не заинтересованы.
В выигрыше как раз либералы. Их цель - максимальное освобождение капитала, задача - уничтожение существующего режима. Соответственно, в союзники можно взять тех, кто тоже против режима. У "коммунистов" с теорией тухло, поэтому их можно привлечь лозунгами "свободы". Логика либералов в этом альянсе понятна, логика коммунистов - абсурдна.

Ну а дальше тов. Пуффинус переходит к саморазоблачению.

"Ведь коммунист-то, по сути, есть не что иное, как до конца честный и последовательный либерал. Верно, ещё со времён «Манифеста» Маркса и Энгельса известно, что коммунисты выступают за отмену частной собственности на средства производства – но ради чего? Конечной целью является освобождение человека от тех многочисленных ограничений, которые ему навязывает буржуазное общество. Либералы провозглашают свободы – коммунисты стремятся сделать эти свободы доступными для всех. Противоречие здесь есть, но его нельзя назвать непреодолимым".

Переводим с пуффинусовского на русский. Коммунист - это до конца честный и последовательный борец за священность и неприкосновенность частной собственности и за максимальное освобождение капитала от вмешательства государства. Вот, оказывается, кто такой коммунист по Пуффинусу. Ну да, такое определение напрямую ведет к сотрудничеству с либералами.

А дальше вообще красота. Такой "логике" позавидовал бы любой буржуазный политолог. Итак. Коммунисты выступают за "освобождение человека от многочисленных ограничений" и "либералы провозглашают свободы", а раз и те, и другие "за свободы", то либерализм и коммунизм - "братья на век" и никаких "непреодолимых противоречий" тут нет...
Именно об этом я и писал выше, когда говорил о диаматическом мышлении. И вот к чему, приводит отсутствие такового. Для Пуффинуса "свобода" - это понятие метафизическое. Он не понимает, за какую свободу выступают либералы, а за какую - коммунисты. Он не понимает, что либерал понимает под "свободой" свободу капитала, а коммунист - свободу труда. Одна свобода для другой является диалектической противоположностью.  Цель коммунистов - это не либеральные свободы. Либералы провозглашают не свободу человека труда от эксплуатации, а свободу капитала от вмешательства со стороны государства.
Но для тов. Пуффинуса, видимо, это не очевидно.

Далее автор затрагивает еще два интересных вопроса. Первый - это вопрос о государстве. Он пишет:

"самый тяжёлый камень, висящий на ногах современных российских коммунистов – это государство и отношение к нему. Поскольку значительная часть людей, именуемых коммунистами – почитатели СССР, государство продолжает оставаться для них не врагом, а напротив – ценностью. Его надлежит укреплять".

В общем, все правильно, но опять не до конца. Поскольку на государство тов. Пуффинус смотрит как всегда метафизически, а не диалектически. То есть он считает, что раз государство буржуазное, то для коммунистов оно всегда должно быть врагом и любые его действия должны оцениваться коммунистами критически.
Является ли такая позиция позицией коммуниста? Нет, не является. Поскольку могут быть моменты, когда коммунисты должны поддержать действия буржуазного государства. Это касается и действий, ведущих к относительному улучшению положения пролетариата, и действий, направленных на отражение внешней агрессий и т.п. Другое дело, что такая поддержка должна сочетаться с критикой половинчатости этих мероприятий.

Но для тов. Пуффинуса государство - это эмоционально окрашенный термин, понимаемый им как некое абсолютное зло. То есть буржуазное государство а приори не может поступать правильно. Такие соображения подталкивают его к критике событий в Южной Осетии.

"В августе 2008 года такая установка привела к совершенно сюрреалистическому результату: многие российские коммунисты одобрили войну своего государства (во главе, конечно же, с антинародным и оккупационным правительством) против Грузии. И радовались: как мы им врезали-то, а! Парадоксальным образом эти же люди мечтают о восстановлении СССР. Мечтают – и одновременно приветствуют войну одной части Советского Союза против другой".

Критика эта опять-таки абсолютная и немарксистская. Тов. Пуффинус, как всегда, списал со счетов фактор империализма и забыл, что режим Саакашвилли - это подконтрольный американскому империализму националистический режим, совершивший агрессию против Южной Осетии по указке понятно кого. Ответные действия российского буржуазного режима против империализма вполне прогрессивны и адекватны. Как прогрессивно все, что ведет к ослаблению позиций империализма.
Соответственно, должны ли коммунисты одобрять этот шаг буржуазного государства? Да, должны. Но и критиковать должны. За то, что операцию провели непрофессионально и не до конца. Тут не место "патриотическому угару". Тут должна быть холодная оценка реалий.

Однако автор о коммунистах думает чрезвычайно однобоко и немарксистски.

"Иное дело – коммунист настоящий. Для него это государство – враг по определению, и потому патриотическая зараза ему не опасна. Поскольку же он смотрит в будущее, а не в прошлое, то и ветхими советскими символами соблазнить его тоже не удастся".

Да, для коммуниста буржуазное государство - это враг, в том смысле, что коммунист борется за его уничтожение. Но не всегде и не везде степень этой враждебности одинакова. Иногда коммунист обязан выступить на стороне своего буржуазного государства. Иногда должен вести с ним решительную борьбу.
Враг для коммуниста один - капитал. Для борьбы, для ослабления этого капитала интересы коммунистов и буржуазного государства на определенных этапах вполне могут совпадать. Так что капитал а не государство, тов Пуффинус. Намеренная маскировка этого вопроса как раз и ведет к союзам с либералами. Союзам, которые представляют серьезную опасность для всего коммунистического движения.